Языкознание Новости Библиотека Энциклопедия Карта проектов О сайте

Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Абстрактный образ и знак. Значение

Под знаком принято понимать предмет, который в процессе познания или общения замещает другой предмет. Для того чтобы то или иное образование можно было назвать знаком, оно должно быть чувственно различимым и иметь значение (смысл)1, посредством которого оно соотносится с замещаемым материальным или идеальным предметом. Для выполнения сложных познавательных или коммуникативных функций используются не единичные знаки, а знаковые или - что то же самое - семиотические системы.

1 (Различие между понятиями "значение" и "смысл" для рассматриваемых здесь вопросов малосущественно, и поэтому ниже они употребляются как синонимы.)

Язык в качестве знаковой системы обладает своими, только ему присущими свойствами. Слово существует как физическое тело - некоторый звуковой комплекс в устном варианте языка и графический комплекс - в письменном. Оно имеет значение.

Абстрактное мышление осуществляется посредством языковых знаков, хотя исходная функция языка - коммуникативная. В процессе коммуникации происходит обмен мыслями, передача информации. Обмен мыслями имеет непосредственной основой передачу значений благодаря генерированию и приему физического процесса - распространения звуковых волн. Значение есть компонент языка, который вместе с тем является компонентом мышления. Так что в значении единство языка и мышления является наиболее тесным.

Значением знаков в человеческих коммуникативных системах служат образы, будь то понятия или представления. Значение имеет и эмоциональный аспект. Однако в соответствии с нашей темой мы в дальнейшем изложении от этого аспекта абстрагируемся. Хотя значение знака есть образ, но понятия "значение знака" и "образ" не эквивалентны между собой. Благодаря знаку нам нечто становится известным, то есть мы его узнаем, опознаем, фиксируем, что оно есть. В образе мы вещь не только опознаем, но и познаем. Образ есть многогранное (причем число граней все время изменяется) отображение предмета.

При оперировании знаком сознание не имеет в поле зрения весь образ предмета, а лишь некоторые его признаки. Следовательно, значение - это не весь образ, а можно сказать, некоторое минимальное психическое образование, могущее служить образом предмета, это поверхностный, минимальный образ.

Известный русский и украинский языковед А. А. Потебня употреблял термин "ближайшее значение слова"1, подчеркивая, что оно народно, то есть одинаково для всех участников коммуникации. Дальнейшее же значение слов - лично, то есть у разных участников коммуникации оно может быть различным. Однако в лингвистическом смысле, как подчеркивал Потебня, только ближайшее значение и есть значение. То, что находится за его пределами, не служит узнаванию, не передается в процессе общения. Такого взгляда придерживаются и многие советские исследователи. Например, А. Г. Спиркин, отмечая, что значение - это факт и сознания, и языка, вместе с тем подчеркивает, что "значение слова представляет собой лишь "минимум знания", скорее указывающее на предмет, чем раскрывающее его сущность"2. Это верно и с психологической точки зрения. Совпадение значения слова у говорящего и слушающего вовсе не означает, что они имеют одинаковые образы предметов, о которых идет речь.

1 (Потебня А. А. Из записок по русской грамматике. М., Учпедгиз, 1958, с. 19-20.)

2 (Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. М., Политиздат, 1972, с. 218.)

Споры между людьми - это главным образом не столкновения по поводу значений звуковых комплексов, а дискуссии о существе предмета. Споры о значениях обычно называют спорами о словах, и в это выражение часто вкладывается негативная их оценка. Они - одна из издержек (в известной мере необходимых) познавательного процесса.

При оперировании знаками некоторые психические образования находятся на грани между осознаваемым и неосознаваемым. Если люди знают значение знака, то они часто его используют, не воссоздавая на его основе образа. Мыслительный процесс здесь происходит формально, создается автоматизм в психологическом смысле этого слова. Содержание образа актуально не находится в сфере осознаваемого. Однако субъект в любой момент может сфокусировать внимание на значении, развернуть последнее в образ и включить его в содержательный мыслительный процесс.

В процессе мышления знак и абстрактный образ неразрывно связаны между собой. Знак служит опорой для формирования образа и оперирования им. Мы видели, что образ способен к развертыванию и свертыванию и что вне этих своих пульсаций он не может существовать в реальном мыслительном процессе. Знак в отличие от образа есть более жесткое образование. Слово в силу устойчивости (относительной) своего физического тела образует нечто жесткое. Однако и значение знака гораздо более постоянно, чем образ. Оно либо не иерархично, либо включает в себя лишь небольшое число уровней. В противном случае язык не мог бы выполнить ни свою коммуникативную, ни свою познавательную функцию. Но само функционирование образа невозможно без знаков. В образ то включаются, но из него выключаются в зависимости от познавательной ситуации те или иные элементы, которые, в частности, являются образами низшего порядка. Следовательно, они должны быть, в свою очередь, связаны со знаками. Знаки здесь, как отмечал еще Д. Гоббс1, выполняют роль меток, необходимых для памяти. Эти метки возбуждают в. нашем уме мысли, сходные с прежними мыслями. Без такого рода меток, без знаковой системы мыслительный процесс невозможен.

1 (См.: Гоббс Д. О теле.- Избр. произв. В 2-х т., т, 1. М., Мысль, 1964.)

Часто говорят, что знак есть внешняя оболочка образа, что слово - внешняя оболочка мысли. В определенном отношении это верно. В коммуникативном процессе через среду передается не образ, не мысль, а знак, его физическое тело (означающее), оно является слушающему и, как всякое явление, в отличие от сущности есть внешнее. Говорящему или мыслящему индивиду вне процесса коммуникации мысль тоже "является", то есть осознается или в полной мере через слово.

Однако трактовка знака как только чего-то внешнего по отношению к образу не является правильной. Мы уже подчеркивали, что абстрактный образ - сложное иерархическое образование. Однако нижележащие уровни актуально представлены в сознании как знаки. Каждый такой знак, являющийся в образе представителем другого образа, замещающий его, имеет, в свою очередь, значение. Оно опять-таки, с одной стороны, существует в знаковой форме, а с другой - может при необходимости быть развернуто из минимального в более детальный образ, который не существует вне знаковой формы и т. д. Следовательно, знаки (языковые знаки, слова и их различные сочетания) на абстрактном уровне мышления образуют не только внешнюю оболочку образа. Они на этом уровне составляют способ его бытия. Из этого, разумеется, не следует, что само понятие приобретает знаковую природу. Содержание понятия определяется объектом, который в нем отражен. Однако вне знаковой формы это содержание в сознании субъекта существовать не может.

Итак, абстрактное мышление неразрывно связано со знаковой системой. В связи с этим возникает вопрос: почему именно естественные языки представляют собою ту знаковую систему, которая может удовлетворить потребностям абстрактного мышления? Поскольку эти потребности удовлетворяются языками независимо от их специфических национальных особенностей, мы должны обратиться к общим для всех естественных языков свойствам - к универсалиям языка.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Манакова Наталья Александровна - подборка материалов, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей оформление, разработка ПО 2001-2017.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://genling.ru 'GenLing.ru - Общее языкознание'