Языкознание Новости Библиотека Энциклопедия Карта проектов О сайте

Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Какого рода слова домина, холодина?

Если вы спросите своих знакомых, какого рода слово домина, вам придется услышать самые противоречивые ответы. Одни скажут, что это слово мужского рода, другие - женского, а третьи, с хитринкой (нас не проведешь!), ответят: можно сказать и какой домина и какая домина. Такое смешение встречается, и очень часто. Вот несколько отрывков из художественной литературы: "Мы подкатили к Ревкому: рослый, стильный домина по главной улице, он на углу выпирает круто вперед, кидается в глаза" (Д. А. Фурманов "Мятеж"); "Свой-то бы дом лучше, - перебила Серафима Григорьевна. - Горновой Бажутин со Стародоменского вон какую домину в Садовом городке сгрохал". (Е. Пермяк "Старая ведьма") А в книге С. Бабаевского "Сыновний бунт" существительное домина причисляется то к мужскому, то к женскому роду: " - Что мне тут, в этом домине делать? Опустело гнездо, кому оно нужно?" - "Поразительно, какую домину воздвиг! Прямо настоящее министерство на егорлыкском берегу". И самое интересное, что в этом романе есть предложения, где одно из определений, стоящих при слове домина, дается в форме женского рода, а другое - в форме мужского. Например: "И эту домину, в котором мы зараз, видел? Соорудили тоже без архитектора, а какой получился великан!"

Если бы дело ограничивалось неправильным употреблением одного слова, это было бы еще полбеды. К сожалению, грамматический род смешивается у целого ряда слов типа домина, голосина, холодина. Давайте заглянем в словари. Может быть, они дадут нам правильный ответ, какого рода эти слова. Открываем Большой академический словарь современного русского литературного языка (в 17-ти томах). Находим существительные кулачина, лбина, соломина; кирпичина, островина, стволина. Но что это? Для первых трех слов Указан мужской род, а для остальных - женский. А ведь лбина и стволина одинаково имеют увеличительное значение и образованы от существительных мужского рода лоб, ствол!

Чем же объясняется двойственность и сбивчивость при определении грамматического рода таких слов? Все дело в том, что суффикс -ина, при помощи которого образуются эти существительные, не простой суффикс. Он как бы включает в себя два суффикса-омонима.

Что такое слова-омонимы, каждый читающий, конечно, знает. Это слова, одинаково звучащие, но разные по значению. Поэтому никто не перепутает, например, в стихотворении С. Михалкова "Грипп" существительные грипп и гриб:

У меня печальный вид. - 
Голова моя болит, 
Я чихаю, я охрип, 
Что такое? 
    Это - грипп! 
Не румяный гриб в лесу, 
А поганый грипп
        в носу!

Суффиксы-омонимы также звучат одинаково, но имеют разное значение. От этого зависит и грамматический род слов, образуемых при их помощи. Суффикс -ина может использоваться, чтобы подчеркнуть величину, большие размеры предмета. Присоединяясь к именам существительным мужского и женского рода, он сохраняет их род. Поэтому правильным будет употребление существительных с увеличительным значением в таких случаях: "Когда я нанимал большой дом, то думал о Вас больше, чем о себе. Домина громадный, парк великолепный, река, пруд". (А. П. Чехов "Письмо Суворину"); "Мужики после половодья нашли на берегу сома... Большущий сомина, словно бревно какое лежит". (Журнал "Русский охотник"); "Одной такой рыбины, похожей на торпеду, хватало на всю команду". (Л. Капица "Ревущие сороковые"); "Через большую колодину никогда не завалишься. Всякий увидит ее". (А. Фаресов "Среди моховиков").

Но суффикс -ина служит также для создания или усиления выразительности (или, как говорят, экспрессивности) тех слов, к которым присоединяется: горб - горбина, лежебока - лежебочина. Эти новые производные слова можно было бы легко спутать с увеличительными существительными (сомина, носина), если бы язык не придумал для тех и других отличий в роде. Правда, эти отличия еще не всегда и не всеми говорящими сознаются, но они существуют и не считаться с ними нельзя. Укажем их.

Присоединяясь к неодушевленным существительным всех трех родов, экспрессивный суффикс -ина образует слова всегда женского рода. Вспомните "Стихи о советском паспорте" В. Маяковского;

И вдруг, 
     как будто 
           ожогом 
                рот 
 скривило 
        господину. 
Это 
  господин чиновник 
                  берет 
мою 
   краснокожую паспортину.

Выразительно передает М. Горький словом судьбина настроение Гаврилы после разговора с Челкашом: "Эхма!.. - безнадежно вздохнул Гаврила в ответ на суровое приказание и горько добавил: - Судьбина моя пропащая!"

Присоединяясь к одушевленным именам существительным, экспрессивный суффикс -ина образует слова мужского или женского рода в зависимости от пола называемых лиц и животных:

"У-у! Кулачина заматерелый! Знаю тебя и вижу насквозь! Сам пел у тебя, и ты тянул измени жилы!" - думал молодой по поводу старого". (И. Н. Потапенко "Звезда"); "Статный, в ловко подогнанной коричневой стеганке, в папахе набекрень стоял перед ним молодой смеющийся казачина". (Седых "Даурия")

Если экспрессивный суффикс -ина присоединяется к оценочным названиям лиц, то производные слова получают "общий" род. Это значит, что они могут употребляться по отношению к мужчинам и к женщинам: молодчина - молодец, уродина - урод, сиротина - сирота, вражина - враг, ехидина - ехидна и т. п.

Приведем несколько примеров: "Молодой доктор! Молодчина!" (А. П. Чехов "Perpetuum mobile"); "Моя Дашка - молодчина... прямо - золото-баба, это надо признаться!" (Ф. Гладков "Цемент")

"Брось, уродина этакая!" (Л. Борисов "Ход конем"); "Начинает дремать - и заснул - экой уродина" ("Миловзор и Прелеста", комическая опера); "Ну ты...- ворчал он (обращаясь к дочери). -Ведь уродится же этакая тварина!" (Д. Н. Мамин-Сибиряк "Золото"); "Заподозревал вдруг князек Якуньку: "Ты, тварина, имению мою сцопал". (10. Грачевский "Тюлений остров")

Не удивляйтесь, прочитав в романе Г. Николаевой "Битва в пути" такую реплику Уханова в адрес инженера Бахирева, назначенного директором завода: "Слопает меня вихрастая бегемотина". Слово бегемот, употребленное по отношению к человеку, очень выразительно. Поэтому образованное от него бегемотина может иметь при себе определение в форме мужского и женского рода. Но если бы мы хотели указать на большие размеры бегемота, мы должны были бы сказать огромный бегемотина.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Манакова Наталья Александровна - подборка материалов, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей оформление, разработка ПО 2001-2017.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://genling.ru 'GenLing.ru - Общее языкознание'