Языкознание Новости Библиотека Энциклопедия Карта проектов О сайте

Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Этимологический словарик междометий

Что такое междометие

Без междометий наш разговорный язык просто нельзя себе представить: они так же для него характерны и естественны, как для осени "в багрец и золото одетые леса".

Разные по своему значению и стилистическим свойствам, междометия, пожалуй, являются самыми оригинальными словами языка. Обращает внимание уже их синтаксическая "особинка": ведь это слова, которые в качестве рядовых членов предложения не выступают. В составе предложения они оказываются изолированными словами-одиночками, островками непосредственного чувства и воли, как бы брошенными между словами, передающими мысли и образующими определенные словосочетания и фразы. Кстати, именно этим объясняется и их общее наименование - междометие, которое точно калькирует латинское interjectio (inter = между, ср. интернациональный; ject = мет-, брос-, кид-; -io = -ие, ср. инъекция с in = "в").

Но еще более примечательны и своеобразны междометия по своему происхождению. Многие из них являются первообразными и представляют собой вербализованные (т. е. превращенные в слова) рефлекторные звуки и инстинктивные выкрики. Таковы А!, Ой!, Ух!, Фу!, Ба! и др. Некоторые появились позже, уже на основе междометий (к ним, например, относятся слова типа Ого! < О! + О! с интервокальным г; Ау! < А! + У! и т. д.). Однако занятней всего по своей родословной третья группа междометий, куда входят такие образования, которые вначале междометиями не были и попали в большую и пеструю междометную семью из других частей речи. В основном происхождение некоторых таких междометных "пришельцев", наиболее известных и употребительных, далее в краткой форме и сообщается. Из междометий двух первых групп взяты лишь наиболее интересные.

Рассказы располагаются в алфавитном порядке.

Адью, прощай и до свиданья

По прихоти языка наш этимологический обзор междометий приходится начинать словами, которые "по правилу" должны бы его заканчивать. Адью - это грубовато-фамильярный синоним нейтральных прощай и до свиданья. Его иноязычное (а именно - французское) происхождение ясно чувствуется уже в звуковом облике. К нам оно пришло в XIX в. В языке-источнике adieu появилось на два столетия раньше - в результате слияния в одно слово предлога а и существительного dieu "бог". Так что по своему образу французское adieu подобно русскому междометию с богом "прощай, до свиданья", сейчас уже устаревшему, но пожилым еще хорошо известному.

Совершенно иными по своему происхождению являются нейтральные синонимы адью - до свиданья и прощай.

Междометие до свиданья - сочетание предлога до с родительным падежом существительного свиданье - имеет точные однообразные параллели в других языках (например, польск. Do widzenia! - ср. widziec "видеть", нем. Aufviedersehen! - ср. wieder "вновь", sehen "видеть", румынск. la revedere - ср. re - "снова", vedere "видеть" и т. п.). В нем, как и в его иноязычных "двойниках", в основу положено пожелание увидеться, свидеться вновь.

Совсем иное по своему внутреннему стержню и исходной структуре слово прощай: это ставшая междометием повелительная форма глагола прощать, имеющая "извинительное" значение. Первоначально прощай значило "прости (если что не так)". Эта семантика ярко чувствуется еще у слова прощай в фразеологическом обороте Прощай, не поминай лихом. Кстати, в русском языке XIX в., кроме прощай, в этом же значении употреблялось и междометие прости, являющееся императивом от глагола - уже совершенного вида - простить (последний, между прочим, образован от прилагательного простой в значении "свободный", ср. опростать).

Так, у А. С. Пушкина в романе "Евгений Онегин" читаем: "Кто б ни был ты, о мой читатель, Друг, недруг, я хочу с тобой Расстаться нынче как приятель. Прости" (прости = прощай). Синонимичные в обыденной речи, до свиданья и прощай поэтами используются иногда как антонимы (ср. у П. Антокольского в стихотворении, посвященном памяти А. Фадеева: "Никогда не прощай, навсегда до свиданья, Милый друг, дорогой человек").

Заметим, что антономическими по своему значению могут быть (даже в общем употреблении) и слова, имеющие один и тот же образный стержень. Так, Будь здоров! значит "прощай, до свиданья", а Здорово! Здравствуй! - является междометием приветствия, хотя этимологически оба выражают одно и то же - пожелание быть здоровым.

Между прочим, это наблюдается не только в русском языке. Латинское vale (от valere "здравствовать, быть здоровым") значит "до свиданья, всего хорошего": вспомните Евгения Онегина, - который знал довольно по-латыне, Чтоб эпиграфы разбирать, Потолковать об Ювенале, В конце письма поставить vale, Да помнил, хоть не без греха, Из Энеиды два стиха. Что же касается лат. salve, то оно уже равнозначно словам Здравствуй! Привет!, хотя и оно является производным от глагола, имеющего семантику "быть здоровым", - salvere.

Такое развитие противоположных значений у слов одного и того же корня или имеющих одинаковый образный стержень - явление нередкое (ср. диал. погода "вёдро", откуда - распогодилось, погожий денек, и диалектное же погода в значении "непогода", бесценный "очень дорогой", "неоценимый" и бесценный "малоценный", откуда - за бесценок; урод и польск. uroda "красота" и т. д.).

Айда и гайдамаки

Вас не удивляет, что эти слова стоят рядом? Ведь выражают они совершенно разное. И все же их созвучие (фонетический комплекс айда целиком повторяется в существительном гайдамак) не случайно: это слова одного и того же корня.

Слово айда пришло к нам из татарского языка, где оно является формой повелительного наклонения ("иди, ну") от глагола айдамак "погонять, гонять скотину на пастбище". Как можно видеть, первоначально это междометие применялось при "обращении" к скоту (ср. аналогичное по исходной сфере употребления - сначала лишь к лошади - слово ну).

Что касается слова гайдамак, то оно попало в нашу речь из украинского языка, в котором появилось из родственного татарскому языку турецкого (чем и объясняется начальное г). В последнем у слова гайдамак значение "разбойник, грабитель" развилось из значения "погонщик скота". Так что слово айда чаще всего вначале было в ходу у гайдамаков.

Алло, "слушаю, у телефона"

Это междометие является одним из недавних и появилось в языке вместе с телефоном. А. И. Германович в книге "Междометия русского языка" (Киев, 1966, стр. 39) отождествляет его с морским алло, заимствованным из английского языка, однако это неверно. Алло, которое представляет собой морской призыв к переговорам (с одного судка на другое), восходит к англ, hallo "здравствуй", иногда употребляющемуся в виде хэлло и у нас. Совсем иного рода "телефонное" алло. Во-первых, оно пришло в русский язык в конце XIX в. из французского. Во-вторых, оно является одним из немногих в речи искусственных новообразований. Подобно тому как слово газ было создано Я. Б. ван Гельмонтом на основе греческого хаос, французское alio (с 1878-1880 гг.) было образовано Ш. Бивором от слова allons "ну".

Так как allons "ну" восходит к allons "Идем! Пошли!" (это форма 1-го лица мн. числа от aller "идти"), то по своей исходной образной структуре алло, как видим, оказывается похожим на своего алфавитного предшественника - айда.

Амба и баста

Эти междометия объединены не только одним и тем же значением как синонимы слов хватит, довольно, достаточно, полно и т. д. Они пришли к нам из одного источника - из итальянского языка и, более того, оба являются по своему происхождению игорными терминами, укрепившимися в литературной речи в XIX в.

Слово амба - это лотерейный термин, которым обозначался выход в лотерее двух номеров сразу. Наша амба передает итальянское ambo, восходящее к латинскому ambo "оба" (которое, заметим, является родственным своему русскому эквиваленту - оба).

Что касается междометия баста, то оно является термином карточной игры. Итальянское basta "хватит, довольно" аналогично нашему полно (от полный): оно является производным от глагола bastare "быть достаточным, хватать", в свою очередь образованным от прилагательного basto "полный".

Обратите внимание на тот же признак (достаточность), который был положен в основу также и других русских синонимов слова баста - достаточно, хватит и довольно (от довольный, которое является производным от довол < довълъ "достаток, обилие, имущество", отсюда же и довлеть).

От междометия баста в русском языке было образовано бастовать (первоначально "кончать, переставать играть"), от префиксального производного которого - забастовать - во второй половине XIX в. появилось существительное забастовка.

Ась

Коротенькое, в один слог междометие отклика (оно равнозначно словам что? как?) на самом деле составное и образовалось из двух слов. Оно родилось в результате сращения в одно слово союза а и указательного местоимения се "это, вот". Первоначально (а в памятниках оно отмечается с XVII в.) это междометие имело значение "а вот я, здесь я" и звучало как асе. Потом конечное безударное е отпало, так же как о в тамо (ср. камо "куда", семо и овамо "сюда и туда"), у в нету (см. ниже), а в буди (сейчас будь, но пиши) и т. д.

Раньше ученые объясняли происхождение этого слова по-другому, считая его то видоизменением старославянского аз "я", то сокращением а с(удар)ь?. Однако эти толкования принадлежат к области лингвистической фантастики, которой, между прочим, в этимологии немало и сейчас. Кстати, последнее слово предыдущей фразы (сейчас) своей первой частью роднится со второй частью нашего ась. Разница здесь лишь в роде и форме: се "это" в ась является краткой формой среднего рода, а сей "этот" в сейчас - полной формой мужского.

Ату и его антоним тубо

Эти охотничьи междометия различаются между собой прежде всего значением. Ату является термином натравливания и синонимично словам усь, бери, хватай. Тубо - команда лежать на месте, равнозначная словам смирно, не тронь, будь на месте.

Но разница между этими словами четко просвечивает и в другом: в степени прозрачности и ясности их происхождения. Этимология тубо проста и несомненна: это одно из слов, заимствованных в XVIII в. русским дворянством из французского языка (ср. оттуда же пиль, иси, куш, аппорт и др.). Наше тубо передает французский фразеологический оборот tout beau, буквально значащий "все хорошо".

Что касается происхождения ату, то оно вызывает споры. Одни (см. М. Фасмер. Этимологический словарь русского языка, т. I. М., 1964, стр. 96; Н. М. Шанский. Этимологический словарь русского языка, т. I, А. М., 1963, стр. 174) склоняются к тому, что оно также заимствовано из французского языка и, как и его антоним тубо, содержит то же tout "все" (ату < франц. a tout, где а является предлогом). Другие считают его исконно русским сложением междометия а и наречия ту "тут" (А. И. Германович. Междометия русского языка. Киев, 1966, стр. 53); в таком случае оно аналогично галлицизму иси (буквально франц. ici значит "здесь, тут").

Предпочтительнее, несомненно, первое объяснение. Возможно что французское a tout восходит к выражению a toutes jambes "со всех ног", в котором был опущен именной компонент. В таком случае следует предполагать также отпадение в атут конечного т, что само по себе-без влияния слов типа тубо - маловероятно.

Баю-бай

Родное, знакомое всем с детства междометие усыпления ребенка употребляется обычно не в одиночку (баю или бай), а целой цепочкой, иногда даже в уменьшительно-ласкательной форме (баюшки или баиньки).

По своему происхождению баю (бай < баю после отпадения конечного безударного у, ср. нет < нету) является формой 1-го лица ед. числа, глагола баять "говорить; рассказывать сказки". Таким образом, слово баю-бай оказывается того же корня, что и басня, краснобай и обаятельный.

Бис и браво

Эти слова сразу переносят нас в театр. Оба они являются междометиями зрительского одобрения, но бис значит не только "превосходно, замечательно", но и содержит в себе просьбу повторить номер еще раз. У нас бис и браво "иностранцы", они пришли из разных языков: первое - из французского, второе - из итальянского.

Французское bis восходит к латинскому bis "дважды, два раза" (ср. содержащее это же слово существительное биссектриса).

Итальянское bravo возникло в качестве междометия одобрения (между прочим, в театре итальянской оперы) на базе bravo "смелый, храбрый; молодец!". Так что по своему происхождению оно напоминает наше хоккейное Молодцы!.

Брр! Мороз

Соседство этих слов в речи всем понятно, а связь их вполне оправдана. Слово брр! является прежде всего междометием, выражающим чувство сильного - до дрожи - холода, который бывает в первую очередь при морозе (ср. у Короленко в рассказе "Мороз": "Брр!.. - сказал он. - Мороз, братцы").

По своему происхождению оно принадлежит к звукоподражаниям, средствами языка передавая рефлекторные звуки, сопровождающие дрожь от холода (ср. тьфу!, передающее звук плевка).

Кроме отмеченного (прямого) значения, слово брр! в нашем языке имеет и переносное, выступая в этом случае для выражения чувства крайнего (также до дрожи!) отвращения. И вот что особенно любопытно: нечто подобное в семантическом развитии мы наблюдаем и у полнозначных слов, уже не выражающих чувство холода, а этот холод называющих. Так что и в этом аспекте существительное мороз находится рядом с междометием брр!. В самом деле, слово мороз (старослав. мраз) называет холод, а однокорневое - по происхождению старославянское - существительное мразь обозначает гадость, нечто отвратительное и противное; те же отношения наблюдаются в родственных им словах мерзнуть и мерзкий.

Аналогичное явление можно отметить и для слов стынуть "становиться холодным" и постыдный, сербохорватск. зебети "зябнуть" и "испытывать отвращение, бояться", греч. heima "зима, холод" и dishimos "страшный, отвратительный" и т. д.

Брысь и прочь

По своему значению эти однородные члены далеко не однородны. Вместо брысь, отгоняя кошку, сказать прочь можно всегда. Употреблять же междометие брысь вместо слова прочь можно только шутливо и в определенных речевых ситуациях.

Различны эти междометия и по своей этимологии. Слово брысь (см. айда, прощай, пли, стоп, усь и др.) является, очевидно, отглагольным. Его можно объяснить как образование, родственное словам брыснуть "отогнать, выгнать" (обычно кошку), бросать, брызгать и даже прыскать, ср. Хотелось б рыси уть, а пришлось свистнуть, т. е. "Хотелось выгнать, а пришлось звать"; Кошка так и брызнула от собак на дерево (В. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, т. I, стр. 132-133); Ребята сразу же прыснули в разные стороны и т. д.

Совершенно "иного рода и племени" междометие прочь. Оно пришло в междометия из наречий. И сейчас рядом с междометием прочь не менее часто и охотно употребляется омонимическое наречие. Междометное прочь возникло из наречия прочь в результате выпадения глагола в оборотах типа пошел прочь. Само же наречие прочь является производным от общеславянского прилагательного прокъ, прочь "остальной, прочий" (ср. того же корня прочный, прочить, впрок и др.).

Вишь

Происхождение этого междометия (из видишь) правильно объяснял еще В. Даль (см. его "Толковый словарь живого великорусского языка", т. I, стр. 209). Вишь является, таким образом, одним из многочисленных в междометной семье примеров отглагольных и аллегровых ("скороговорочных") образований одновременно. Подробнее об этимологии данного слова можно прочитать в заметке "Откуда в слове ишь мягкий знак".

Два ли вон?

Если вы заглянете, скажем, в "Словарь русского языка" С. И. Ожегова, то найдете в нем только два слова вон: указательная частица (Вон он идет) и наречие (выйти вон). О междометии ничего не говорится. А ведь в контекстах типа Вон отсюда! слово вон имеет значение "прочь, уходи" и уже не является ни указательной частицей, ни наречием. Значит, в русском языке сейчас три слова вон, а одно из них - последнее - представляет собой междометие, синонимичное слову прочь. Кстати, сходство между вон "прочь, уходи" и прочь "вон, уходи" - не только в значении. Они подобны и по своей этимологии. Междометие вон, как и прочь (см. выше), родилось, из наречия вон после выпадения глагола в оборотах типа Пошел вон!.

Следовательно, из трех существующих ныне вон два являются близкими родственниками.

Между прочим, было время, когда в нашей речи употреблялось только одно вон - "наружу", и то оно звучало как вънъ (ср. вне "снаружи" < вънг).

Указательная частица вон "там, вот" появилась лишь в древнерусскую эпоху из указательного местоимения он "тот" (ср. оный), после возникновения протетического в (ср. восемь - из осмь, вобла - из обла "круглая", вотчина - из отчина, производного от отчий, и т. д.).

О третьем есть и единственном нет

В русском языке сейчас есть три слова есть. Одно есть < гьсти является неопределенной формой глагола и значит "кушать". Другое есть представляет собой форму 3-го лица ед. числа глагола быть и имеет значение "имеется". Они каламбурно объединены, например, в старой поговорке И зубы есть, да нечего есть.

Сейчас нас интересует третье есть - междометие, выступающее как ответ или отзыв на оклик или команду и имеющее семантику "слушаю, готово, согласен, хорошо, ладно". Находится ли оно в каком-нибудь родстве с предыдущими есть? И каково его происхождение?

В качестве морского термина это слово, как предполагают, пришло из английского языка. Однако тот факт, что английское yes "да" было в таком случае у нас переоформлено именно в есть, не случаен. Он определенно связан с тем, что раньше в русском языке с таким же значением употреблялось выражение есть будет. Ср. употребление этого оборота в документах посольства стольника Толочанова и дьяка Иевлева в Имеретию 1650-1652 гг.: И Алексей ...говорил: Только изволит ц-ое в-во отписать о том к Александру царю ... и царь Александр и католикос повеление е. ц-го в-ва совершат ли, и из Дидьян ее возьмут ли, и к Москве ... пришлют ли. И митрополит сказал: Есть будет ц-ое в-во. Олександру царю и к католикосу отпишет, и тое ц-го в-ва повеление исполнят.

Таким образом, междометие есть выступает как скрещение английского yes "да" и русского есть из старого сочетания есть будет "хорошо, согласен, слушаю".

С этим же есть "имеется" (от быть) связано кровными узами - как ни странно - и нет, возникшее (что уже отмечалось) после отпадения конечного безударного у из нету. Есть "имеется" и нету связаны между собой как исходное и производное, так как нету возникло из есть.

Нету представляет собой скороговорочный вариант (аллегроформу) сочетания нъ(сть) ту "нет тут, нет здесь" из первоначального не есть ту. Старое несть < нъсть "нет" еще сохраняется в фразеологизме несть числа "нет числа".

Здравствуй

Сколько раз за свою жизнь мы произносили это слово, самое распространенное и обычное русское междометие приветствия при встрече. Но вряд ли кто-нибудь из нас задумывался при этом об его исконном и исходном смысле. Сейчас оно для нас простой знак вежливости. А между тем первоначальное значение этого слова было глубоко благожелательным.

Ведь здравствуй буквально значит "будь здоров", возводить ли его непосредственно к форме повелительного наклонения глагола здравствовать "быть здоровым; жить" (здравствуи > здравствуй после отпадения конечного безударного и, ср. будь < буди, но неси, вози и т. д.) или же объяснять как форму 1-го лица ед. числа глагола здравствовать "приветствовать; желать здоровья" (здравствую > здравствуй после отпадения конечного безударного у).

Заметим, что правильнее - второе. А это значит -наше Здравствуй! аналогично по первоначальному строению современному Приветствую!.

Между прочим, такое же "приветственное" значение имело когда-то и слово целовать. Обычная для нас семантика этого слова (= лобзать) возникла в нем позднее, в связи с обычаем при встрече не только приветствовать, но и целоваться. Буквально же целовать "желать быть целым, невредимым, здоровым". Именно поэтому "Здравствуй!" у полабских славян - c'ol! (цел!). Ср. также немецкое хайль (< древневерхненем. heil "целый, здоровый"), также родственного общеславянскому цълъ "целый" (< *kailos).

Ишь

Об этом слове, возникшем из вишь (ср. усь < куси "кусай"), писалось специально в заметке "Откуда в слове ишь мягкий знак".

Что такое кричать караул

Сейчас выражение кричать караул значит "взывать о помощи". Слово караул в этом обороте - такое же междометие, каким оно является, будучи употребленным отдельно (например, "Караул! Бежим!" - закричал он. А. П. Чехов, "Верба").

Совершенно иным в грамматическом отношении было оно в сочетании с глаголом кричать еще в XVII в. Один, но яркий пример: "Тогожь месяца апреля въ 30 день (1965 г.) закричалъ мужикъ карауль, и сказалъ за собою государево слово, и приведенъ въ стрелецкой приказъ, и роспрашиванъ, а въ роспрось сказалъ, что онъ сделалъ крыль, станетъ летать как журавль". Сочетание закричал караул здесь значит "позвал стражу, караул". И слово караул выступает как существительное. Именно в таких оборотах (с глаголом кричать) существительное караул и дало омонимическое ему междометие. Само же существительное в русском языке является пришлым, заимствованным из тюркских языков (ср. чагатайск. караул, татарское кароул "стража").

Французское марш и английское стоп

Междометия марш и стоп - антонимы, пришли к нам из разных (французского и английского) языков, однако есть у них и нечто общее - оба они представляют собой междометия, возникшие из повелительной формы глаголов.

Междометие Марш! восходит не к существительному марш (ср. караул), а к marche "иди" от глагола marcher "идти" (в русском языке он известен в виде маршировать). Так что по своей исходной образной структуре Марш! = Айда!.

Антонимическое Стоп! передает stop! "задержи, остановись", производное от to stop "задерживать, останавливать" (< лат. stuppare "затыкать, задерживать", образованного в свою очередь от stuppa "пакля").

Отметим, кстати, что слову Стоп! являются родственными такие слова, как штопать, передающее нем. stopfen "затыкать, задерживать", восходящее к указанному латинскому глаголу, и даже - как это ни странно - штопор.

Последнее слово пришло к нам не из английского языка, где оно (stopper, st читается как ст) имеет "законное" значение "затычка, пробка", а из голландского, в котором оно (stopper, st читается как шт) получило как бы противоположное значение и стало обозначать приспособление для откупоривания.

Английское stopper в виде стопор "затычка, пробка" сохранилось сейчас лишь как непроизводная основа глагола стопорить.

Пли!

Об этом коротеньком слове скажем кратко. Оно тоже отглагольное. И также является бывшей формой повелительного наклонения, но уже русского глагола палить "стрелять" (ср. того же корня самопал, пальба).

Исходное пали "стреляй" изменилось в пли в разговорном стиле речи (ср. барин - из боярин, бишь - из баишь, товсь - из готовься и т. д.).

Спасибо и пожалуйста

Эти два междометия вежливости являются совершенно различными с точки зрения своего происхождения. И все же они содержат в себе нечто одинаковое - глагольный в своей основе компонент, которым оба "начинаются". Междометие спасибо возникло в результате сращения в одно слово устойчивого словосочетания спаси бог < съпаси богъ (конечное г отпало после утраты редукдированного ъ).

Слово пожалуйста было образовано от пожалуй с помощью частицы (а точнее - суффикса, восходящего к частице) -ста; ср. устаревшие спасибоста, здоровоста и т. д.

Исходное пожалуй появилось, очевидно, из пожалую "отблагодарю", формы 1-го лица ед. числа от пожаловать (ср. благодарствуй < благодарствую), с отпадением конечного безударного у.

Что касается частицы -ста, то ее происхождение точно не установлено. Скорее всего, она является такой же бывшей формой 2-3-го лица ед. числа аориста (от глагола стать), как частицы бы и чу (см. ниже).

О словах ура и виват

По данным картотеки древнерусского словаря Института русского языка АН СССР, слово ура впервые отмечается в "Юрнале" 1716 г.: В пятом часу король и все протчие ... кричали ура трижды (ср.: в "Походном журнале" 1721 г.: Палили из тринадцати пушек, кричали ура по отъезде пять раз). Эта первая фиксация слова ура, относящаяся к Петровской эпохе, причем в контексте, характеризующем действия иноземцев ("короля" и если не всех, то также и некоторых "протчих"), позволяет согласиться с М. Фасмером, который считает (см. его "Этимологический словарь русского языка"), что это слово "из-за значения скорее (является заимствованным) из нововерхненемецкого hurra от средневерхненемецкого hurra, которое восходит к hurren "быстро двигаться", чем из тюркотатарского ига "сбивай" от urmak "бить".

Таким образом, первоначальное значение междометия ура было "быстро вперед".

Время появления в русском языке, сфера первоначального употребления и значение слова ура совершенно исключают выдвинутую недавно А. И. Германовичем точку зрения о том, что "ура пришло к нам от народов нашего Востока" ("Междометия русского языка". Киев, 1866, стр. 32). Указываемое им якутское уруй (шаманский возглас) "даруй, ниспошли" никакого отношения к нашему ура не имеет.

Слово ура известно не только русскому языку, но употребляется и во многих других (во всех языках народов СССР оно из русского). Ср. франц. hurrah, шведск. hurra, итал. hurra, датск. hurra, испанск. hurra, англ. hurrah и т. д.

Слово ура выступает перед нами как образование, аналогичное междометиям айда, алле "вперед, марш" (франц. allez < allez "идите" от aller "идти"), марш и т. п.

Слово виват "да здравствует" является междометием той же образной структуры, что и здравствуй, салют, буть здоров (см. выше), а также устаревшее гой "будь здоров" (бывшая форма повелительного наклонения глагола гоить "жить, здравствовать", родственного слову жить; чередование г-ж, как в горло - жерло, город - жердь, гореть - жар и т. д.).

Два исчезнувших звука в слове усь

Междометие натравливания собак (а усь служит именно для этого) появилось в разговорном стиле речи как аллегро-форма (т. е. скороговорочная форма) слова кусь. Последнее возникло после отпадения конечного безударного и из куси "кусай", формы повелительного наклонения глагола кусать "укусить" (кусь < куси после отпадения конечного безударного и, как встань < встани, брось < броси; ср. неси, гони с ударным и); глагол кусити, известный сейчас лишь в диалектах, относится к литературному кусать так же, как бросить к бросать.

Загадочная история этого междометия была раскрыта А. А. Булаховским (см. его статью "Деэтимологизация в русском языке", "Труды института русского языка АН СССР", т. I. М.-Л., 1949, стр. 187).

Таким образом, по первоначальному характеру усь аналогично своему французскому собрату пиль (франц. pille "хватай" - от piller "хватать"). А по фонетической судьбе кусь > усь напоминает ишь (см. выше). Междометие усь лежит в основе глагола науськивать "натравливать, подстрекать", его не следует смешивать с близким по значению глаголом наустить, наущать "подговорить, подстрекать", этимологическим корнем которого является существительное уста "рот".

Галлицизм ли фюить?

Образное и эмоциональное выражение исчезновения чего-нибудь, каким является междометие фюить, обычно считается иноязычным, пришедшим в нашу речь из французского языка. В таком случае оно возводится к французскому существительному fuite "бегство".

Сфера употребления и характер слова фюить заставляют, однако, сильно сомневаться в этой этимологии.

Думается, что здесь мы имеем дело с передачей звуковыми средствами языка короткого и энергичного свиста. Возможно, что присущее междометию фюить значение закрепилось за ним в связи с тем, что глагол просвистать переносно обозначал "промотать состояние, деньги".

Чуть-чуть о чу

Народно-поэтическое междометие чу призывает к вниманию и значит "слушай!", "слышишь?".

Вслед за А. И. Соболевским, его принято объяснять, как бывшую форму 2-3-го лица ед. числа аориста от глагола чуть (< чути) "слышать, ощущать", до сих пор еще известного в русских диалектах. Вероятно, это так и есть. Как бы то ни было, его родство с указанным глаголом (в литературной речи он известен лишь в "осложненном" виде чуять "чувствовать", ср. отношения бати - в баснь - и баять, сети - в семя - и сеять и т. д.) несомненно. Как старая форма 2-3-го лица ед. числа аориста слово чу в таком случае аналогично частице бы. По своему внутреннему образному стержню оно похоже на слова внимание! (от внимать "слышать"), слышь (из слышишь).

Между прочим, первое слово заглавия этой заметки, каламбурно сближенное с чу, является и на самом деле ему очень близким. Ведь чуть (чуть-чуть образовано удвоением, ср. еле-еле, только-только и др.) произошло от того же глагола (ср. знать "должно быть, вероятно" - от глагола знать), что и междометие чу.

Первоначальное значение слова чуть, таким образом, - "ощущаемое; самая малая часть чего-либо, которую можно ощущать, чувствовать". Думаю, что если вы не знали, то теперь догадываетесь, что и два последних слова в предыдущем предложении того же корня, что и наше чу.

От чш! до цыц!

Думаю, что вряд ли кто-нибудь из читателей чувствует родство этих междометий. Вот смысловую близость этих слов ощущает каждый говорящий: ведь и то и другое обозначает прежде всего требование молчать. Что же касается общности в их происхождении, то, вероятно, она кажется вам сомнительной и сейчас. И тем не менее эти два слова связаны между собой очень тесными этимологическими узами. И не только эти. Известно, что приказ соблюдать тишину выражается также и словами ш-ш! тсс! сс! тс!. Они тоже - близкие родственники наших чш! и цыц!. Однако степень родства отмеченных междометных синонимов, требующих тишины, разная. И дальше всего, в самом конце этого синонимического ряда стоит цыц! Начинает же этот ряд слово, которое еще не называлось, но назвать которое совершенно необходимо потому, что оно является родоначальником всех остальных. Это слово - тише!. Однако не все междометия, выражающие приказ молчать, непосредственно восходят "к слову тише, у которого опущены гласные и иногда изменяются согласные" (!?), как считает А. И. Германович ("Междометия русского языка", Киев, 1966, стр. 39). От слова тише образовалось - как "скороговорочная" форма разговорного стиля речи - только междометие чш! (ср. вишь из видишь): тш! - чш! с долгим шипящим. Уже на базе чш! возникло (с устранением аффрикатного затвора) ш-ш! и (с заменой шипящего согласного свистящим) тсс!. Это последнее, с одной стороны, дало - с устранением аффрикатного затвора - сс!, а с другой стороны - после устранения длительности свистящего - тс! (= ц), произносимого нередко также и в вокализованном виде, с гласным ы-цы. Именно от него с помощью суффикса -ка- (ср. мяукать, тявкать, тыкать "говорить ты", акать и т. д.) и был образован (А. Преображенский, Этимологический словарь русского языка, т. II, стр. 50) глагол цыкать, междометным производным от которого - по аналогии со словами типа бац - является вульгарно-грубоватое цыц.

Как видим, от исходного тише до цыц - несколько промежуточных звеньев, но и эти слова находятся между собой, действительно, в родственных отношениях.

Шабаш

Междометие это имеет значение "довольно, хватит" и в этом отношении аналогично слову баста (см. выше). Однако его происхождение иное - не глагольное. Оно возникло в русском языке на базе существительного шабаш, имевшего семантику "отдых, конец работы"; "день отдыха", а еще раньше - "суббота".

С последним значением существительное шабаш было заимствовано нашим языком из польского, в котором szabes передает еврейское schabbes. Кстати, существительное суббота является по существу тем же словом, что и шабаш. Только пришло оно к нам значительно раньше, еще в древнерусскую эпоху и из старославянского языка. А туда это существительное попало из греческого, где sambaton передает древнееврейск. sabbath. Пара шабаш и суббота - один из примеров, иллюстрирующих большое значение, которое имеют в процессе заимствования различные языковые посредники и переоформление иноязычных слов по внутренним законам русского языка.

Чтобы не считать этот случай исключительным, достаточно вспомнить такие слова, как сарай и сераль, мастер и маэстро, известь и асбест, гитара и цитра, рынок и ринг, талер и доллар, фунт и пуд и другие им подобные.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Манакова Наталья Александровна - подборка материалов, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей оформление, разработка ПО 2001-2017.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://genling.ru 'GenLing.ru - Общее языкознание'