Языкознание Новости Библиотека Энциклопедия Карта проектов О сайте

Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Язык и образы фольклора

Во всю ивановскую: площадь или мощь? (В. М. Мокиенко)

В. М. Мокиенко, доктор филологических наук

Знатоки и любители русской истории и словесности издавна ссылаются на оборот во всю Ивановскую (последнее слово чаще пишется со строчной буквы) для подтверждения верного в принципе тезиса о том, что язык отражает конкретно-историческую реальность. Этот оборот действительно удобен с данной точки зрения, если признать давно известную версию о связи его с колокольней Ивана Великого в Кремле.

Вот (в сокращении) один из последних очерков на "Ивановскую" тему из книги В. Б. Муравьева "Московские литературные предания и были" (М., 1981):

"Выражение "во всю ивановскую" происходит из старинного термина колокольных звонарей "звонить во всю колокольную фамилию", что означало звонить во все колокола, имеющиеся на колокольне. Поскольку колокольни имели названия, то по ним именовалась и "колокольная фамилия".

"Колокольная фамилия" колокольни Ивана Великого в Москве называлась Ивановской.

..."Иван Великий" был не только самой большой колокольней в Москве, но и обладал самым большим количеством колоколов и к тому же самыми крупными колоколами.

...Можно представить, какой стоял гул, когда звонили во всю ивановскую "колокольную фамилию"!".

Связывая оборот с историей Кремля, некоторые толкователи предпочитают не "колокольную", а "площадную" версию.

На Ивановской площади, по рассказам многих популяризаторов русской фразеологии (Н. Я. Ермаков - "Пословицы русского парода", А. И. Альперин - "Почему мы так говорим" и др.), дьяки громко, во всеуслышание оглашали царские указы, наказывались за взятки и лихоимство, отчего и кричали во всю Ивановскую площадь.

Наконец, в некоторых районах России пытались - по аналогии с Ивановской площадью в Москве - объяснить оборот на основе своих местных реалий. В Поволжье, например, его связывают с Ивановской ярмаркой в селе Кресты бывшего Шадринского уезда. В прошлом веке она по торговому обороту была на третьем месте после Нижегородской и Ирбитской.

Итак, не сомневаясь в конкретно-исторической привязке к Ивану Великому или Ивановской площади, толкователи оборота предлагают два объяснения его исходного смысла: "звонить во всю Ивановскую "колокольную фамилию"", "громко кричать "во всю Ивановскую площадь", оглашая царские указы, или кричать "во всю Ивановскую площадь", подвергаясь телесным наказаниям".

Все они основаны на убеждении, что первичное значение было обязательно "слуховым", то есть характеризовало громкость звучания. Начнем поэтому с языковой проверки именно этой изначальной посылки.

* * *

Кроме громкости крика, оборот во всю ивановскую уже давно употребляется и для характеристики крепкого сна, сопровождаемого храпом: "Девка тут тоже сидит и храпит во всю ивановскую..." (Тургенев. Уездный лекарь); "Постелимся па печи да и захрапим во всю ивановскую" (Салтыков-Щедрин. Благонамеренные речи); "Спит во всю ивановскую" (Достоевский. Преступление и наказание).

В словарях зарегистрированы и такие употребления, которые весьма далеки от звуковой ассоциации. "Фразеологический словарь русского языка" под редакцией А. И. Молоткова выделяет для подобных случаев особое значение "очень быстро, со всей силой и т. п. (делать что-либо)", объединяя, правда, при этом характеристики скорости и силы: "- Эй, извозчик, вези прямо к обер-полицмейстеру! Ковалев сел в дрожки и только покрикивал извозчику: "Валяй во всю ивановскую!"" (Гоголь. Нос); "Был немец громом в землю вжат; Врага железный жар знобил: По бронеколпакам сержант Во всю ивановскую бил" (Недогонов. Гильза).

В литературе можно найти еще больший "отрыв" выражения во всю ивановскую от колокольного звона или думных дьяков, зачитывающих царские указы: "Давно ли проезжал я по этой Червленой балке! Тогда терны цвели во всю ивановскую, белой кипенью вся балка взялась!" (Шолохов. Поднятая целина); "Тогда Мишка приналег на насос и стал качать во всю ивановскую..." (Драгунский. На Садовой большое движение).

Сталкиваясь с таким семантическим многообразием, исследователи фразеологии того или иного писателя попросту характеризуют подобные случаи как отклонение от литературной нормы - индивидуально-авторские преобразования. "Ставя фразеологизм в необычное сочетание, - подчеркивает, например, Л. И. Шоцкая, - писатели наделяют его свойством свободной сочетаемости - Корней Горюнов дал барину своему уходиться, проскакав с ним во всю ивановскую без одной двадцать станций. В. И. Даль. Бедовик; Спит себе во всю ивановскую" [Трансформация фразеологизмов в прозе 30-40 годов XIX века. - В кн.: Вопросы семантики фразеологических единиц (на материале русского языка). Ч. I. Новгород, 1971]. Сочетание нашего оборота с глаголами проскакать и спать, следовательно, - вторично, индивидуально по сравнению с кричать во всю ивановскую.

Те фразеологи, которые обращаются к обширному конкретному материалу, опровергают такие утверждения. Так, Ф. Г. Гусейнов находит в литературе XIX века не только примеры употребления нашего оборота именно в значении "очень быстро", когда он сочетается с глаголами движения, быстрого перемещения, но и соединение его с глаголами погулять, боронить или стараться: "Продамся за тысячу, за две, прокучу их, погуляю во всю ивановскую" (Кокарев. Сибирка) [Гусейнов Ф. Г. Русская фразеология. Баку, 1977]. Иными словами, в XIX веке оборот во всю ивановскую вступал во фразеологическую связь с широким кругом глаголов.

Тот факт, что наше выражение не прикреплялось прочно - и только - к глаголу кричать, подтверждается и словарными данными. Даже в Словаре В. И. Даля, который по традиции считал его исходным вариантом "колокольное" звонить во всю ивановскую "во все колокола и в весь мах", приводятся и такие его "окружения", как скакать, валять, кутить во всю ивановскую, дуй во всю ивановскую! и катать во всю ивановскую. Последнее сочетание характеризуется как "шибко гнать, едучи".

То, что это значение - не случайное переосмысление "звуковой" семантики, доказывают и извлечения из литературы XVIII века, представленные в "Материалах для фразеологического словаря русского языка XVIII века" М. Ф. Палевской (Кишинев, 1980). Здесь оборот во всю ивановскую употребляется как в значении "очень быстро", так и в значении "очень громко": "(Корыстолюб:) А зимою, нарядясь оборотнями, на извощиках самых хватских гоняют по Залыберью во всю ивановскую. Соколов. Судейский имянины; То ты как хочешь работай Проворней исполняй все дело; Во всю ивановскую смело; Не спи никак и не зевай. Осипов. Вергилева Енейда... Добравшись люди до постели Во всю ивановску храпели, Как водится всегда в ночи. Осипов. Вергилева Енейда..." При этом показательно, что второе значение связано не столько с криком, сколько... именно с храпом.

Не правда ли, странная вещь: чем ближе ко времени появления оборота во всю ивановскую, тем дальше от "площадной" мотивировки, которая ему приписывается? Ведь если кричать во всю площадь (или - словно звонить во все колокола) еще кажется вполне логичным, то храпеть во всю площадь, а тем более гонять, работать или скакать на лошади во всю площадь выглядит весьма причудливо, если не сказать - абсурдно.

* * *

Факты, отраженные литературным языком XVIII-XIX веков, показывают, что оборот во всю ивановскую первоначально просто обозначал интенсивность, высшую степень проявления какого-либо 'действия, а потому с конкретным звоном или криком на определенной московской площади не имеет ничего общего. Таким образом, привязка оборота во всю ивановскую к истории Кремля вторична, она - плод ложной этимологии, легенда, порожденная языком.

Если это так, то что же здесь было на самом деле первичным?

Прежде чем ответить на этот вопрос, посмотрим, в какие синонимические отношения вступает оборот во всю ивановскую.

Рисунок Юлии Гуковой
Рисунок Юлии Гуковой

Подберем, в рамках современного литературного языка, одноструктурные исконно русские синонимы с местоимением весь на две интересующие нас семантические темы: "быстро, сильно (об интенсивности перемещения)" и "громко, оглушительно (о крике, плаче, храпе)". В первый ряд войдут известные во всю мочь, во всю мощь, во всю силу, во весь дух, во всю прыть, во весь опор, во все лопатки (убегать), во все корки (смол, и прост, корки - "ноги"). Во второй - во все горло, во весь рот, во всю глотку, во весь голос, во всю мочь, во всю (в полную) силу. Кроме приведенных, мы находим в говорах или просторечии такие обороты данной структурно-семантической модели:

1. "Быстро, сильно (об интенсивности перемещения)": горьк. Щро всю силушку "изо всех сил", обск. во весь мах "изо всей силы, с маху, размахнувшись", раскатиться во весь мах "задать пир наславу", олон. во всю меть бежать "очень быстро (о коне)", горьк, бежатъ во всю пору, пек. во все духи, во все охапки "бежать, ехать, "мчаться очень быстро", пек. во все прузы (бежать), арх. бежать во все ноги, плясать во все жилки, арх. во всю косу "изо всей силы, очень сильно" и под.

2. "Громко, оглушительно (о крике, плаче, храпе)": пск., горьк., перм., урал. во всю головушку (кричать), урал., перм. во злу головушку кричать "очень сильно кричать или плакать", в известную Шилову (кричать), в известный голос (кричать) "кричать во весь голос, изо всех сил", смол, во всю мялицу (кричать), дон. во всю шубу (кричать), печор. во всю челюсть (кричать) "очень громко", змордовск. во весь кадык (кричать), прост, во все хайло (XVIII век), олон. во весь крик (закричать), пек. во весь гвалт (кричать, плакать, петь).

Нужно отметить, что для второго фразеологического ряда характерно и употребление с предлогом на: пск. на весь рот, на всю глотку, на всю голову (кричать, плакать, петь) "очень громко", прост, на весь голос, смол, на все бандалы (раскричаться) "очень сильно", пск. на весь изгал (кричать), пск. на всю блажь (кричать), на всю блаженную (кричать), прост, храпеть на всю насосную завертку и под.

Рисунок Юлии Гуковой
Рисунок Юлии Гуковой

Комментируя этот материал, можно заметить, что - при всем кажущемся разнообразии - он достаточно однороден. Практически он укладывается в строгие семантические рамки двух основных мотивов:

1. Перемещаться или кричать с очень большой силой, интенсивно.

Сюда входят прежде всего обороты со словами мочь, мощь, сила, силушка, которые характеризуют и интенсивность движения, и силу голоса. Но к этому мотиву можно отнести как специализированно "двигательные" выражения со словами дух, мах или рысь, опор, прыть и под., так и специализированно "звуковые" обороты со словами, характеризующими силу голоса, - крик, блажь, гай, изгал.

2. Перемещаться или кричать, интенсивно используя для этого соответствующие органы тела: во все лопатки, во все ноги (бежать) или во все горло} во всю голову, во всю пасть (кричать).

Эти мотивы покрывают и те из названных выражений, которые содержат в своем составе непонятные нам диалектизмы, например: меть "галоп, рысь" (олон. во всю меть) пруза "сила, скорость, пружинистость" (пск. во все прузы), мялица, мялка "рот, глотка, горло" (смол, во всю мялицу) или гай "рев, крик, шум" (пек. на весь гай). Характерно, что и в других славянских языках можно найти подтверждение подобных закономерностей. В белорусском, украинском, чешском и других языках, например, для обозначения силы крика употребляются выражения со словом горло: крычаць на всё горла, на все горло кричати (горлати), на всю горлянку кричати, kficet со hrdla mel, со hrdla staci, z plna hrdla.

* * *

Итак, языковой материал дает основания предположить, что выражение о "всей Ивановской" - не "индивидуально-историческое" словосочетание, отразившее московскую реалию, а всего лишь - один из осколков фразеологической модели с особым значением. В этом случае Ивановская - определение не к существительному площадь или колокольня, а к словам мочь, сила или силушка. Ведь если реконструировать в качестве прототипа именно во всю Ивановскую мочь (силу), то тогда понятно, почему уже в XVIII веке наш оборот имел и значение "быстро", "сильно", "громко" и т. д.: с самого начала интенсивность, сила действия были запрограммированы соответствующими существительными.

Фактов распространения соответствующих выражений за счет уточняющего определения, действительно, немало. Вот лишь некоторые из них, зафиксированные "Материалами для фразеологического словаря русского языка XVIII века" М. Ф. Палевской:

Детина на коне, имея ум незрелый, Скакал день целый, Во всю коневью мочь (Майков. Детина и конь); Выехав из замка поскакал я во всю конскую прыть (Попов. Славенские древности); Я побегу от вас во всю конскую рысь к моим деревенским красавицам (Радищев. Путешествие из Петербурга в Москву); "Держи, коней, держи!" Держать уж не успели, Помчали барина во всю коневью чь (Майков. Неосновательная боязнь).

Особое разнообразие определений, естественно, отличало оборот во всю мочь; уже само существительное с широким значением (ало возможность соответствующим прилагательным характеризовать как животных (во всю коневью мочь), так и людей: При словах вздохнула девка, Во всю девичью мочь, И отошла (Сумароков. Подьяческая дочь); Супруга вережит во всю супругу мочь (Сумароков. Супруг и супруга).

Среди подобных употреблений находим и такие, которые вплотную приближают нас к разгадке прилагательного Ивановский: "В же мгновение свита Катерины Львовны взлетела ей на голову, и по ее спине, закрытой одною суровою рубашкою, загулял во всю мужичью мочь толстый конец вдвое свитой веревки" (Лесков. Леди Макбет Мценского уезда). Во всю мужичью мочь - это уже лексический вариант нашего оборота, социально паспортизирующий нашего Ивана.

Второе свидетельство - еще более конкретно, хотя оно представлено в несколько иной синтаксической конструкции - изо всей дурацкой мочи:

Стало в третий раз смеркаться. 
Надо младшему сбираться; 
Он и усом не ведет, 
На печи в углу поет 
Изо всей дурацкой мочи: 
"Распрекрасные вы очи!"

Сразу ясно, что речь идет об Иванушке-дурачке из сказки П. П. Ершова "Конек-горбунок".

Синтаксическое различие оборотов во всю ивановскую (мужичью) мочь и изо всей дурацкой мочи несущественно, ибо их значения и лексический состав практически тождественны. Более того, подтверждением их общности является употребление П. А. Вяземским сочетания дурачиться во всю Ивановскую, которое перекидывает мостик между поведением русского сказочного героя и его именем. Оно встретилось в одном из писем писателя (В. М. Фонштейн. "Письма - это самая жизнь..." О дружеских письмах П. А. Вяземского. - Русская речь, 1983, № 1).

Наконец, показательно нанизывание эпитета Ивановский на обороты данного ряда. Так, в Каргополе записана фраза: Рыцять во всю голову, во всю Ивановьску, где Ивановьска - определение к голова.

* * *

В том, что именно Иванушка вошел в нашу поговорку, нет ничего удивительного: это самый любимый персонаж русского фольклора. Сказочные Иван-царевич, Иван-Горох, Иван Зорькин, Иван Медвежье Ухо, Иван Сучич, Иван Сторожевич, Иван Белая Епанча, Иван Бурлак, Ивашка Белая Рубашка - народные герои, отличающиеся ловкостью, добротой, простодушием с некоторой долей лукавства и незаурядной силой. Вот, например, как три Ивана из сказки "Иван Быкович" соревнуются в своей "ивановской мочи": ""Давайте, - говорит (Иван-) царевич, - еще силу попытаем: станем бросать железную палку кверху; кто выше забросит - тот будет больший брат". - "Ну что ж, бросай ты!" Иван-царевич бросил - палка через четверть часа назад упала, Иван кухаркин сын бросил - палка через полчаса упала, а Иван Быкович бросил - только через час воротилась".

В другой "Сказке об Иване-богатыре, крестьянском сыне" герой испытывает свою силу тем, что, воткнув кол посреди огорода, поворачивает его так сильно, что вся деревня с колом повернулась, Иван крестьянский сын показывает и полную мочь своего голоса, ибо в чистом поле "кричит своим богатырским голосом: "Гей ты, сивка-бурка, вещая каурка! Стань передо мной, как лист перед травой". Да и храпят сказочные Иваны именно "во всю ивановскую", подтверждая тем самым, что совесть у них чиста, а душа спокойна.

Можно предположить, что фразеологизм во всю ивановскую образовался от более пространного оборота во всю Ивановскую мочь (силу) путем субстантивации прилагательного (перехода в класс существительных) и усечения соответствующего существительного (ср. пускаться во все тяжкие из ударять во все тяжкие колокола, идти на попятную из идти на попятный двор и под.).

Прилагательное Ивановский, следовательно, первоначально относилось не к площади или колокольне Ивана Великого, а к герою русского фольклора - крестьянскому сыну Ивану, Иванушке-дурачку, в конце сказки становящемуся Иваном-царевичем.

* * *

Во всю Ивановскую - яркая национальная метка, оставленная фольклором в нашем языке. Это своеобразный фразеологический символ того, что у нас принято называть русской душой, русским духом или широкой русской натурой.

Рисунок Юлии Гуковой

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Манакова Наталья Александровна - подборка материалов, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей оформление, разработка ПО 2001-2017.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://genling.ru 'GenLing.ru - Общее языкознание'