Языкознание Новости Библиотека Энциклопедия Карта проектов О сайте

Пользовательского поиска



АВАРО-АНДО-ЦЕЗСКИЕ ЯЗЫКИ

Расстановка ударений: АВА`РО-А`НДО-ЦЕ`ЗСКИЕ ЯЗЫКИ`

АВАРО-АНДО-ЦЕЗСКИЕ ЯЗЫКИ - группа языков, входящих в нахско-дагестанскую ветвь кавказских (иберийско-кавказских) языков. Распространены гл. обр. в горном Дагестане. Девять А.-а.-ц. я. составляют аваро-андийскую подгруппу и пять - цезскую, или дидой-скую, подгруппу (см. Цезские языки). В аваро-андийскую подгруппу, признанную не всеми учеными, входят аварский язык и андийские языки - ботлихский, годобе-ринский, ахвахский, каратинский, багвалинский, тиндинский, чамалинский и андийский. Аваро-андийские языки в генетич. плане обнаруживают весьма близкое родство. Различия между нек-рыми из них настолько незначительны, что их можно описывать как диалекты одного, языка, напр. ботлих. и годоберин., багвалин. и тиндин. языки. Наиболее различаются андийский и чамалинский языки.

Аварский язык, имеющий наибольшее число носителей среди языков аваро-андийской подгруппы и являющийся языком межнац. общения и школьного обучения у андийских и цезских народностей, занимает примерно одну треть терр. горного Дагестана, а за его пределами распространен также в Закатальском и Белоканском р-нах Азерб. ССР. Граница распространения аварского и андо-цезских языков отодвинулась за последние 20 - 30 лет на С. в связи с возникновением на целинных и залежных землях равнинной части Дагестана мно гоотраслевых хозяйств - она проходит по юж. берегу ниж. течения р. Сулак, а местами и по обоим ее берегам.

Осн. масса носителей андийских языков живет в самой высокогорной части Дагестана, в басс. р. Андийское Койсу между Андийским и Богосским хребтами. Зап. адм. граница между Дагестаном, Чечено-Ингушетией и Грузией совпадает с этнич. границей, далее к-рой андийские языки не были исторически распространены. За пределами Дагестана, в Азербайджане, имеется только один ан-доязычный аул Ахвахдере (Азерб. ССР), в к-ром живут носители разных диалектов ахвах. яз.

Аваро-андийские языки имеют очень развитую систему согласных и достаточно развитую систему гласных, что характерно также и для др. даг. языков. Во всех аваро-андийских языках есть пять чистых, или оральных, гласных: а, е, и, у, о. Назализованные гласные возникшие в результате ослабления и выпадения носового сонорного н (реже м), имеются только в ботлих., тиндин., ахвах., чамалин., багвалин. языках, а долгие гласные появившиеся в результате слияния двух одинаковых оральных гласных, характерны только для чамалин., ахвах. и тиндин. языков. Как назализованные, так и долгие гласные вторичны по отношению к оральным. Характерный признак гласных в андийских языках - их произношение в начале слова с твердым приступом. Одна из важных черт консонантизма этих языков - противопоставление глухих аффрикат и спирантов по корреляции "слабый - сильный": ц - цц, цI - цIцI, ч - чч, чI - чIчI, лIъ - лI, къI - къ (аффрикаты), с - сс, ш - шш, лъ - лълъ, х - хх (спиранты) и т. д. В отд. андийских языках имеются случаи нарушения такой корреляции. Почти во всех андийских языках утрачен слабый коррелят ц, а его сильный коррелят цц остался. Во мн. языках этой подгруппы сильному разрушению подвергся и коррелятивный ряд латеральных согласных. Полностью шумные латеральные сохранились в ахвах. яз., противопоставляясь и по признаку "слабый - сильный": лъ - лълъ (спиранты), лI - лIлI, кьI - кь (аффрикаты).В багвалин. яз. остались только лълъ и кь. Между отд. андийскими языками наблюдаются фонетич. различия: в тиндинском и годоберинском нет сильных смычно-гортанных аффрикат цIцI и чIчI. Они заменены здесь несмычно-гортанными цц, чч. В ахвах. яз. слабые свистящие согласные с, ц, цI перешли в шипящие ш, ч, чI. Сильные шипящие переходят в сильные свистящие и в говорах чамалин. яз.

Грамматич. строй аваро-андийских языков характеризуется чертами, общими для всех нахско-даг. языков: противопоставленность неперех. глаголов переходным, к-рая проявляется в управляемых ими ядерных падежах - в абсолютиве и эргативе, лежащих в основе двух осн. синтаксич. конструкций даг. языков; наличие именных и морфологич. классов, и др. Однако в аваро-андийских языках, (в отличие от ряда др. даг. языков, отсутствует личное спряжение. Глагольные я формы не дифференцируются по видовому признаку (за исключением авар. яз.). По этому признаку аваро-андийские языки отличаются от лакского и даргинского я языков, в к-рых корреляция между категориями вида и времени стала ведущим признаком функционирования глагола в целом. В авар. яз. по видовому признаку дифференцируется небольшая часть глаголов. Формы, выражающие однократное действие, имеют нулевой аффикс, а формы, выражающие длит. действие, маркируются дуративными аффиксами -ар-I- (къунцI-ар-изе 'заниматься стрижкой'), -д-(цIцIал-д-езе 'заниматься чтением') и др. Признаком вида в части глаголов является аблаутное чередование -и-, -у- - -е-: кI-у-тIи-зе 'стучать'- кI-е-тI-езе 'стучаться'. Многократное действие, как в разновидность дуративного действия, выражается редупликацией корня: кIутI-кIутIизе 'стучаться часто'.

В андийском и ботлих. языках сохранились следы более архаичной для даг. и языков категории одушевленности/неодушевленности, ср. ботлих. хъуъа-р, вашал, йешил, кIате 'хорошие сыновья, дочери, лошади' (класс одуш. предметов, экспонент-р); хьуъа-б гъерабдалъи, чирахъабалъи 'хорошие ложки, лампы' (класс неодуш. предметов, экспонент -б). Впоследствии эта категория преобразовалась в категорию личности/неличности. В андийском яз. (нижнеандийские говоры) существительные распределены по именным классам по архаич. Принципу - без учета их числовых форм. Именные классы, построенные без учета форм грамматич. числа, имеются и в др. группах нахско-даг. языков, напр. в лакском, однако по своему построению они в этих языках не совпадают. Только в андийских языках существует пятичленная система именных классов (в годоберин., каратин., ахвах., багвалин. и тиндин. языках), из к-рых 3 - в ед. ч. и 2 - во мн. ч. Система именных классов авар. яз., в к-рой имена существительные по форме их ед. ч. распределяются по трем классам (мужчин, женщин, животных и вещей), не характерна для др. языков. Она возникла исторически из шестичленной системы.

Специфич. чертой аваро-андийских языков является наличие косв. основ парадигмы склонения имен существительных, субстантивированных атрибутивных имен - прилагательных, причастий, числительных, указат. местоимений и др. Эти косв. основы в андийских языках маркируются спец. аффиксами - носителями семантики класса мужчин и клас-са женщин типа -щу- (для класса мужчин) и -лълъи- (для класса женщин), напр. има-щу-р 'отец', ила-лълъи-р 'мать' (багвалин. яз.). В авар. яз. аффиксы - носители семантики классов людей -с и -лъ - являются одновременно и показателями эргатива: васа-с 'сын', яса-лъ 'дочь'. Эти аффиксы строго выборочно образуют косв. основу только от существительных, обозначающих либо мужчин (-с), либо женщин (-лъ), а иногда и вещь. Формы прилагательного, причастия, числительных, указат. местоимений, маркированные классным экспонентом муж. класса -в, образуют косв. основы только с помощью суффикса типа -с, а формы, маркированные экспонентами др. классов (-й, -б и т. д.), такие основы образуют только посредством аффикса типа -лъ; при этом ауслаутные классные показатели выпадают, ср. авар. лъикIа-в (класс мужчин) 'хороший' - лъикIа-с (эргатив) 'хороший'; лъикIа-й (класс женщин) 'хорошая'; лъикIа-б (класс животных и вещей) 'хорошее' - лъикIа-лъ (эргатив) 'хорошая, хорошее'.

Общей типологич. чертой андийских о языков является наличие в их парадигме двух род. падежей, каждый из к-рых закреплен за определ. парадигмой. В парадигме класса наименований мужчин, в к-ром основообразующим элементом косв. Г. форм является аффикс типа -щу-, представлен род. п., маркированный исключительно классными показателями, напр. васс 'брат' - вассу-б 'брата' (багвалин. яз.), гьекIва 'мужчина' - гьекIва-щу-в ), 'мужчины' (каратин., ботлих., годоберин. и языки). Так же образуется род. п. и от субстантивированных атрибутивных имен, маркированных в абсолютиве показателем муж. класса -в. В парадигме класса женщин и класса вещей, где основообразующим аффиксом косв. падежей являются -лълъи- и его варианты, род. п. не дифференцируется на морфологически обособленные классные формы. Такой род. п. в андийских языках маркируется неклассными аффиксами -лI, -лIа, -лълъ. Аналогичный род. п. (с теми же аффиксами) образуется от субстантивированных, атрибутивных имен, маркированных в абсолютиве показателями классов женщин и вещей -и, -б. В косв. основах мн. ч. место аффиксов класса мужчин и класса женщин занимает аффикс класса людей -ло в каратин. и ахвах. языках, аффикс -лу в багвалин. яз. В косв. основах аффиксами класса вещей в каратин. яз. являются -а, -и, в ахвахском -ле, в баг-валинском -а. Аналогичные аффиксы - носители семантики классов людей и вещей - характерны также для косв. падежей субстантивиров. прилагательных, числительных, указат. местоимений и причастий.

В авар. яз. нет классного род. падежа. В андийском, ботлих., тиндин., чамалин. и авар. языках исчезли аффикс класса людей -ло и аффикс класса вещей -ле. В др. андийских языках аффиксы класса людей -ло, -лу в косв. основах мн. ч. не зарегистрированы.

Показатели категории морфологич. класса -в, -и, -б, -р в именах существительных не функционируют. В отличие от них аффиксы косв. основ -щу, -лълъи, -ло, -лу - показатели категории именного класса - являются составными элементами имен существительных. Роль классных показателей категории морфологич. класса в аваро-андийских языках более значительна, чем в др. нахско-даг. языках. Это основные грамматич. средства выражения прилагательных, указат. местоимений, именных форм глагола, одного из типов род. п. Аффиксы косв. основ -щу, -лълъи, -ло, -лу являются характерным признаком парадигмы имени только в аваро-андийских языках, в др. нахско-даг. языках не встречаются. Во всех аваро-андийских языках процесс дифференциации эргатива от абсолютива в именах существительных полностью завершился, а в личных местоимениях наблюдаются разл. стадии этого процесса. Эргатив и им. п. не различаются в местоимениях годоберин. и андийского языков. В ботлих. яз. дифференцировались лишь формы местоимения 1-го л. ед. ч.; в чамалин. яз. морфологически обособились лишь формы обоих местоимений ед. ч. Часть аффиксов эргатива личных местоимений свойственна и эргативу имен существительных, ср. ахвах. меде 'ты' - бати-де 'жеребец'; каратин. ищи-л 'мы', хвани-л 'лошадь'; багвалин. бишти-р 'вы', имащи-р 'отец'; другая часть имеет иное происхождение, ср. багвалин. ме-н 'ты', каратин. мену-а 'ты', тиндин. м-и 'ты'.

В аваро-андийских языках осн. способ образования субстантивов и глаголов - суффиксальный, более продуктивный в аварском и менее продуктивный в андийском языках. Префиксальный способ словообразования не получил развития. Глаголы с превербами отсутствуют.

В аваро-андийских языках, кроме двух конструкций предложения - эргативной и абсолютной [в андийских языках аффиксы эргатива -ди, -д, -р, -л, -йи; в авар. яз.-с, -лъ (в андийских языках варианты этих аффиксов образуют косв. основу), -л, -ца, -з], есть еще дативная, или аффективная, конструкция, функционирующая с глаголами чувственного восприятия (verba sentiendi), к-рые по своей семантике стоят вне категории переходности/непереходности, напр. Инсуда вац вихьана (букв.- 'на отца брат виделся') 'отец брата видел' (авар, яз.). В цегоб. говоре ахвах. яз. зарегистрированы глаголы чувственного восприятия, управляющие не дативом, а эргативом (динде ба'и 'я знаю'), что не характерно для остальных нахско-даг. языков. В авар. яз. форма перех. глагола, маркированная одним из дуративных аффиксов, становится непереходной, безобъектной, и активный эргативный субъект преобразуется в инактивный именит, субъект: дос цIцIалула тIехь 'Он читает книгу' - дов цIцIал-д-ола 'Он занимается чтением', т. е. в сфере функционирования перех. глагола сосуществуют две контрастные конструкции - эргативная и абсолютная.

Для образования сложных слов употребляются основосложение и суффиксация, при этом употребляются слова, принадлежащие к разл. частям речи и стоящие как в прямой, так и в косв. формах.

До Окт. революции 1917 аваро-андийские народности не имели своей письменности и пользовались видоизмененным араб, алфавитом. Носители бесписьм. андийских языков (языков бытового общения) пользуются лит. авар, языком. Об изучении А.-а.-ц. я. см. Кавказоведение.

Гудава Т. Е., Сравнит. анализ глагольных основ в аварском и андийских языках, Махачкала, 1959; его же, Консонантизм андийских языков, Тб., 1964; Языки Дагестана, Махачкала, 1976.

С. М. Хайдаков.


Источники:

  1. Лингвистический энциклопедический словарь/Глав. ред. В. Н. Ярцева - М.: Советская энциклопедия, 1990.- 685 с.: ил.




Рейтинг@Mail.ru
© Манакова Наталья Александровна - подборка материалов, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей оформление, разработка ПО 2001-2017.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://genling.ru 'GenLing.ru - Общее языкознание'