НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 9. ОСОБЫЕ ВИДЫ ПИСЬМЕННЫХ ЗНАКОВ

Особыми видами письменных знаков могут быть названы знаки, которые применяются в системах письма различных народов, наряду с обычными логографическими, слоговыми и 'буквенно-звуковыми знаками, но отличаются от последних иным, более узким назначением. К числу особых знаков относятся: 1) цифры; 2) специальные научные знаки - алгебраические, геометрические, химические, астрономические и др.; 3) знаки препинания (пунктуации);4) диакритические знаки; 5) отчасти прописные буквы*. Знаки четвертой категории (диакритические) имеют чистофонетический характер, служат для изменения или уточнения произношения основных буквенно-звуковых знаков. Знаки остальных четырех категорий имеют семантический характер; они или представляют собой самостоятельные идеографические логограммы и терминограммы(цифры, научные знаки), или же служат для разделения слов (пробелы),для синтаксического членения, смыслового и эмоционального уточнения написанного (знаки пунктуации и прописные буквы). В работах по истории письма особые письменные знаки или совсем не рассматриваются, или же рассматриваются главным образом в палеографическом отношении. В настоящей главе делается попытка установить закономерности развития особых письменных знаков в связи с общими закономерностями развития письма.

*(К числу "особых письменных знаков" (при более широком понимании этого термина 1) могут быть отнесены также: 1) знаки, хотя и служащие для передачи речи, но используемые не в обычном письме, a в письменных системах специального назначения, например в системах стенографии, криптографии и т. д.; 2) знаки, служащие для записи не речи, а музыки (нотные знаки), ритмических движений (хореографические знаки) и т. п. Как та, так и другая группа знаков, в связи с их специальным назначениями в настоящей работе не рассматриваются.)

1. ЦИФРЫ

Цифры представляют собой идеографические логограммы, служащие для краткого обозначения чисел и применяемые (в отличие от словесной записи чисел) главным образом для математических вычислений. Слово "цифра" происходит от арабского sifra - "пустота" и первоначально обозначало нуль.

История цифр изучалась главным образом в двух отношениях: в работах по истории математики и по теории чисел, в которых история цифр рассматривалась лишь попутно; в работах по палеографии, в которых основное внимание уделялось графике цифр, причем, как правило, в пределах какой-либо одной системы письма (греческой, латинской, русской и т. д.). История цифр как особых письменных знаков, образующих системы, принципы построения которых связаны с принципами построения различных типов и систем письма, изучена недостаточно.

Основные особенности цифр следующие. Во-первых, в отличие от обычных письменных знаков, которые применяются для записи любой речи, цифры имеют более узкое назначение; они служат для краткой записи чисел. Во-вторых, все цифры - от древнейших и до современных - являются идеографическими логограммами; цифра всегда обозначает целое слово (имя числительное),,не предопределяя его звуковой стороны. Такой характер цифр создает возможность более компактного обозначения чисел (по сравнению со словесной записью),делает цифры удобными для математических операций и облегчает их международное применение.

Почти все цифровые системы строились по десятичному принципу (едва ли не единственное исключение - цифровая система майя с ее пятиричным принципом). Это объяснялось тем, что древнейшим орудием счета были две руки с их десятью пальцами. Десятичный принцип иногда дополнялся пятиричным (например, греческая аттическая, римская и другие цифровые системы), двадцатиричным (например, финикийская система) и даже шестидесятиричным (у вавилонян) и двенадцатиричным (в устном счете дюжинами), Пятиричный принцип исходил из количества пальцев на одной руке, двадцатиричный - из количества пальцев на руках и ногах; шестидесятиричный принцип, как показано ниже, возник у вавилонян в силу случайных причин; происхождение двенадцатиричного принципа неясно.

Другая особенность почти всех цифровых систем в том, что особые знаки имелись в них лишь для немногих, простейших чисел; количество таких знаков колебалось от 4 - 5до 30. Все остальные числа получались в большинстве цифровых систем по принципу сложения (например, в римской системе число 'одиннадцать' - путем сложения знаков 'десять'и 'один' = XI, в "арабской" системе число 23 - путем сложения цифр 20 и 3);крупные числа иногда получались также по принципу умножения (например, в греческой ионической системе над знаком 'десять тысяч' ставился знак 'три', что значило 'тридцать тысяч'); реже применялся принцип вычитания (например, римские цифры IV, IX и др.); ни в одной из цифровых систем не использовался принцип деления.

Большим, но поздним достижением в истории цифр было возникновение, а затем последовательное применение "позиционного принципа", согласно которому числовое значение цифровых знаков зависит не только от их формы, но и от места по отношению друг к другу (например, римские цифры IV и VI, арабские 16 и 61). Развитие позиционного принципа обусловило появление знака нуль, обозначающего отсутствие числа.

Развитие цифр связано с общим развитием письма. На ранней, пиктографической ступени развития письма цифр в прямом смысле этого слова еще не существовало. В случаях обозначения числа предметов рисовали эти предметы, повторяя их изображение нужное количество раз; так, в 'пиктограмме на рис. 3, б двухмесячная продолжительность похода передавалась изображением двух лун. Позже получил распространение более сложный способ: рисовали предмет, о котором шла речь, а рядом ставили точки или черточки, количество которых указывало число (рис. 1, а, 3, б).Аналогичный способ применялся в "бирках" (рис. 8, а).Использовался этот способ и в недавнее время; так, на русских монетах начала XIX в., наряду с цифрой, ставились точки, поясняющие неграмотным стоимость монеты. Такой способ был простым, наглядным и удобным для передачи небольших чисел, применявшихся на ранних ступенях развития общества; точки и черточки послужили прообразом будущих простейших цифровых знаков - единиц.

102. Египетские (а, 6, в), критские (г) и китайские (д) цифры с образцами цифровой записи
102. Египетские (а, 6, в), критские (г) и китайские (д) цифры с образцами цифровой записи

Цифры в их развитой форме, т. с. знаки, обозначавшие не только единицы, но и другие, более крупные числа, появились позже, в древнейших логографических, логографически-звуковых и логографиче-скислоговых системах. Появление более развитых цифровых знаков было обусловлено необходимостью компактной записи больших чисел (десятков, сотен, тысяч), для которой точки и черточки, обозначавшие единицы, были непригодны. В свою очередь необходимость записи больших чисел была вызвана развитием торговли и науки в древних рабовладельческих государствах.

В пределах логографических, логографически-звуковых и логографически-слоговых систем цифровые знаки не отличались по типу от любых других логограмм, используемых в этих системах. С этим была связана и другая особенность: в более поздних, чисто слоговых и чисто звуковых системах, наряду с логографической (цифровой) записью чисел, применяется и фонетическая (слоговая или буквенно-звуковая) их запись; в древнейших системах письма числа почти всегда передавались в письме при помощи цифровых логограмм.

Наибольшее значение из древнейших цифровых систем имеют египетская, критская, переднеазиатские клинописные и китайская.

Египетская система была построена на основе строго выдержанного десятичного принципа. Особые знаки имелись только для единицы и различных степеней от числа 10; для единицы применялся знак в форме горизонтальной, реже вертикальной черточки, для десяти - дуга, для сотни - загнутая веревка, для тысячи - стебель лотоса, для десяти тысяч - нечто вроде согнутого пальца, для сотни тысяч - головастик (потому что головастики выводятся в очень больших количествах),а для миллиона - знак в виде фигурки человека, поднявшего руки в изумлении перед таким огромным числом (рис. 102, а).Все остальные числа получались по принципу сложения указанных основных цифр, поставленных рядом; так., для написания числа 375 повторяли три раза знак 'сотни', семь раз - знак 'десятки' и пять раз - знак 'единицы' (рис. 102, б).

Цифровые знаки начали применяться в Египте с глубокой древности, в додинастическую эпоху, когда египетское письмо еще только переходило от пиктографии к логографии; так, в надписи фараона Нармера (конец IV тысячелетия до н. э.) имеются знаки (стебли лотоса), которые читаются как обозначения тысяч (рис. 9).Начиная с периода "Среднего царства", обозначение крупных чисел строилось не по принципу сложения, а по принципу умножения; в этом случае крупное число делилось на два сомножителя, меньший из которых (например, единицы) писался под большим (например, под тысячами - рис. 102, в). В иератическом и демотическом письме цифровые знаки приобрели скорописную форму; кроме того, появились особые знаки почти для всех единиц и десятков. В египетских дробях числителем обычно была единица; так, дробь 4/is обозначали как сумму 1/5 и 1/15 (папирус Ахмеса, начало II тысячелетия до н. э.).

103. Шумеро-аккадские цифры и их применение: а - знаки десятичной цифровой системы; б - десятично-шестидесятиоичная цифровая запись с использованием позиционного принципа (2 таланта, 13 мин, 41 шекель); в - десятирично-шестидесятиричная цифровая запись с использованием позиционного принципа и знака разделения - прообраза современного нуля слева - 1 талант, вместо мин - знак разделения и 5 шекелей, справа - одна мина, 5 шекелей)
103. Шумеро-аккадские цифры и их применение: а - знаки десятичной цифровой системы; б - десятично-шестидесятиоичная цифровая запись с использованием позиционного принципа (2 таланта, 13 мин, 41 шекель); в - десятирично-шестидесятиричная цифровая запись с использованием позиционного принципа и знака разделения - прообраза современного нуля слева - 1 талант, вместо мин - знак разделения и 5 шекелей, справа - одна мина, 5 шекелей)

Близка к египетской критско-микенская система цифр, тоже построенная по десятичному принципу. Особые знаки (рис. 102, г) имелись здесь для единицы (вначале точка, позже вертикальная черточка), десятки (горизонтальная черточка), сотни (круг), тысячи (круг с черточками); позже появился особый знак и для десяти тысяч. При написании числа каждый из этих знаков повторялся столько раз, сколько было в числе единиц, десятков и сотен; так при написании числа 237 два раза повторялся знак 'сотни' (круг), три раза - знак 'десятки' (горизонтальная черта) и семь раз - знак 'единицы' (вертикальная черта). Имелись особые обозначения для сложения, суммы и т. д.; применялась, согласно А. Эвансу*, также система процентов.

*(А. Эванс. Критское линейное письмо. "Вестник древней истории", 1939, № 3, стр. 37.)

Близка к египетской (в ее иератически-демотическом варианте) также китайская цифровая система (рис. 102, д). Система эта тоже строилась на десятичном принципе; однако особые знаки имелись в ней не только для единицы и различных степеней от числа 10, но и для других чисел (см., например, на рис. 102, д знаки 6, 7, 8, 9).Наряду с принципом сложения знаков применялся принцип умножения; так, число 400 иногда передавалось знаком 100 с надписанными над ним (или влево от него) знаком 4.

Наибольшим своеобразием, чрезвычайной сложностью и в то же время использованием новых, передовых принципов цифрового счисления отличались переднеазиатские цифровые системы.

Простейшие цифровые обозначения точечного типа встречаются в самых древних шумерских надписях середины IV тысячелетия до н. э. Позднее в связи с возросшими требованиями хозяйства и торговли цифровые системы Передней Азии переживают быстрое развитие.

Одна из этих систем, более простая и построенная на последовательном десятичном принципе, была сходна с египетской. Система эта имела особые знаки* для 'единицы' (вертикальный клин), для 'десятки' (вертикальный угол), для 'сотни'(вертикальный и горизонтальный клинья) и для 'тысячи' (соединение, как бы умножение знаков 'десять' и 'сто' - рис. 103, а). Все остальные числа получались по принципу сложения основных цифр: так, для обозначения числа 132 писали: один раз знак сотни, три раза знак десятки и два раза знак единицы.

*(Здесь и далее указываются те цифровые знаки, которые применялись в Передней Азии после перехода от линейного к клинообразному письму; до этого цифровые знаки имели иную форму, помазанную на рис. 16.)

Своеобразнее, но сложнее была другая цифровая система Передней Азии, сочетавшая десятичный принцип с шестидесятиричным. Появление у народов Передней Азии шестидесятиричного принципа счета многие исследователи объясняют тем, что этими народами издавна применялись две весовые единицы - шумерская "мина" и аккадский "шекель", причем "мина" была в 60 раз крупнее "шекеля"; позднее возникла также третья единица "талант", который равнялся 60 "минам". Наличие таких трех единиц, из которых каждая большая равнялась 60 меньшим, привело к тому, что шумеро-аккадские система счета и система цифр оказались построены на сочетании десятичного и шестидесятиричного принципа. Так, вместо того, чтобы говорить "восемь тысяч двадцать один", говорили: "Два таланта (3600 X ), тринадцать мин (60 X ) и сорок один шекель (41)". Соответственно строилась и цифровая запись этого числа (1, б)*.

*(При этом для обозначения и шекелей, и мин, и талантов обычно применялось только два основных знака: вертикальный клин, обозначавший единицу, и треугольник, обозначавший десяток.)

Такое построение обусловило появление позиционного принципа: значение цифры стало зависеть не только от ее формы, но и от места ее в сложной числовой записи. Так, первый из двух основных знаков этой системы - вертикальный клин - в зависимости от его места в сложном числе мог обозначать: единицу (один "шекель"), 60 (одну "мину") и 3600 (один "талант"); соответственно второй из основных знаков - вертикальный угол - мог обозначать: 10 (десять "шекелей"), 600 (десять "мин") и 360 (десять "талантов"). Знаки, обозначавшие "таланты", всегда писали перед знаками "мин", а знаки "мин" перед "шекелями", с отделением каждого из этих разрядов цифр пробелами. Но такая запись чисел оказалась неудобной, когда в ней отсутствовал средний разряд ("мины"); числа 65 (одна "мина", пять "шекелей") и 3605 (один "талант", пять "шекелей") писались одинаково. Поэтому позже был введен особый знак разделения (два косых клина, расположенные один на другом); знак этот указывал, что в цифровой записи отсутствуют единицы того разряда, на месте которого стоял этот знак (рис. 103, в). Знак этот явился прообразом современного нуля.

По особому строились дроби: их знаменатель равнялся 6, 60, 360, 3600, 36 000; так вместо 1/2 писали 3/6, вместо 2/3 писали 4/6 и т. п.

В целом переднеазиатская система цифр (также как и система клинописи) была очень сложной. В то же время она оказалась и наиболее прогрессивной из древнейших цифровых систем; в ней впервые были применены позиционный принцип и особый знак (прообраз нуля) для обозначения отсутствия данного разряда цифр. Как отмечает В. В. Струве* пережитки переднеазиатской шестидесятиричной системы сохранились до нашего времени; так, час делится на 60 минут, минута - на 60 секунд, окружность - на 360 градусов и т. д.

*(В. В. Струве. История древнего Востока. М., 1941, стр. 116.)

Особый характер имели цифровые системы майя и ацтеков. Системы эти были построены на пятиричном принципе счета, иногда осложняемом двадцатиричным. Особые знаки имелись для 'единицы' (точка), 'пяти' (черточка), 'двадцати' (у ацтеков - знамя); кроме того, иногда использовались особые знаки для 'четырехсот' (20 X ), для 'восьми тысяч' (400 X ) и т. д. Остальные числа получались путем повторения (сложения) основных цифровых знаков (рис. 11 и 39).

Сильно сказался на развитии цифровых знаков переход к чисто слоговым и чисто звуковым системам письма. В этих системах возникло принципиальное различие между цифрами, которые продолжали оставаться идеографическими логограммами, и всеми остальными письменными знаками, получившими фонетическое (слоговое или звуковое) значение. В связи с этим, наряду с логографически-цифровой записью чисел, начала широко применяться и фонетическая их запись (например, "6" и "шесть"). Все это привело к окончательному обособлению цифр как специальных знаков. В свою очередь осознание цифр как особых знаков позволило придать и обычным знакам буквенно-звукового письма второе, дополнительное логографически-цифровое значение, привело к возникновению нового, "алфавитного" типа цифровых систем.

Правда, наряду с цифровыми системами нового "алфавитного" типа (ионической греческой, славянской, армянской, грузинской и др.), продолжали создаваться и системы прежнего неалфавитного типа (финикийская, сирийские, греческая аттическая, римская и др.), в которых для обозначения чисел применялись специальные знаки, отличные от букв. Однако противопоставление цифровых логограмм обычным буквенно-звуковым знакам сказалось и на некоторых из этих цифровых систем, в частности привело к развитию в них пози-ционного принципа (см. ниже).

Из более поздних неалфавитных цифровых систем ближе всего к древнейшим (египетской, критской и др.) стояла финикийская система и системы, возникшие на ее основе (сирийские и др.). Так же, как и IB древнейших, особые знаки в этих системах существовали для единицы и для различных степеней от числа 10; почти все остальные числа получались по принципу сложения (повторения) знаков 'единица', 'десять', 'сто'. Однако, наряду с десятичными знаками, в этих системах существовали особые знаки для чисел 'пять' и 'двадцать', т. е. десятичный принцип дополнялся пятиричным и двадцатиричным. Кроме того, большие производные числа (например, сотни) получались не только по принципу сложения, а по принципу умножения. Как та, так и другая особенность упростили написание производных больших чисел. Так, для обозначения числа 'сорок шесть',вместо четырехкратного повторения знака 'десять' и шестикратного повторения знака 'единица', повторяли два раза знак 'двадцать', один раз 'пять' и один раз 'единица';соответственно число 'пятьсот' передавалось не пятью знаками 'сто', а одним знаком 'сто' с присоединением к нему знака 'пять'.

На основе сочетания десятичного и пятиричного принципов счисления была построена также греческая аттическая цифровая система ("геродианова"), возникшая около VI в. (позже она была вытеснена ионической "алфавитной" цифровой системой - см. ниже). В аттической системе особые знаки существовали для 1, 5, 10, 50, 100, 500, 1000 и 100; остальные числа получались по принципу сложения.

104. Римская цифровая система
104. Римская цифровая система

Аттическая система повлияла на римскую систему цифр, возникшую у этруссков около 500 г. до н. э. и затем заимствованную римлянами. Система эта (рис. 104) тоже сочетала десятичный и пятиричный принципы. Из семи основных знаков этой системы четыре (I, X, С, М) были построены на основе десятичного принципа; три (V, L, D) - на основе пятиричного. Отличалась римская система от аттической тем, что для получения остальных чисел в ней стал использоваться (примерно с XV в.)* не только принцип сложения (например, XI), но и принцип вычитания (например, IX); это упрощало написание сложных чисел (так, число 'четыре' писалось при помощи не четырех, а двух цифровых знаков, не IIII, а IV).

*(О. А. Добиаш - Рождественская. История письма в средние века М - Л.,1923, стр. 177.)

Форма римских цифр ведет происхождение от счета на пальцах и от словесного наименования чисел. По первому принципу построены цифры: I (один палец), V (ладонь с отставленным большим пальцем), X (две скрещенные руки); по второму принципу - цифры С (первая буква слова centum - 'сто') и М (первая буква слова mille- 'тысяча').Неясно происхождение цифр L и D. В древнейших римских письменных памятниках (до н. э.) цифры L и С имели иную форму, а цифры D и М не встречались. Римская цифровая система до XII - XIII вв. была единственной цифровой системой в западноевропейских странах; впоследствии ее начала вытеснять более удобная "арабская" цифровая система (см. ниже).

105. Греческая (ионическая) цифровая система
105. Греческая (ионическая) цифровая система

Последовательное применение в одной и той же цифровой системе для получения сложных производных чисел сложения и умножения или сложения и вычитания оказалось возможным лишь в результате использования "позиционного принципа" (например, IV и VI). В свою очередь использование этого принципа стало возможным лишь вследствие осознания особого характера цифровых знаков, отличного от обычных знаков письма. А осознание особого характера цифровых знаков, как уже указывалось, смогло оформиться тогда, когда основные знаки письма приобрели (в отличие от цифр) фонетическое значение; когда наряду с логографически-цифровой записью чисел, получила распространение фонетическая их запись*.

*(Использование позиционного принципа в вавилонской цифровой системе отличалось недостаточной систематичностью.)

В алфавитных цифровых системах в качестве цифровых знаков применялись буквы; при этом на цифровое (а не звуковое) значение букв обычно указывала горизонтальная черточка, проставлявшаяся над буквами. Важнейшим отличием этих систем было большое количество используемых ими разных знаков (обычно девять разных знаков для единиц, девять для десятков, девять для сотен и один - два знака для тысяч и десятков тысяч).Это упрощало написание чисел, позволяло обозначать любое число в пределах тысячи при помощи одного-двух, максимум трех знаков(по принципу их сложения). Что касается больших чисел, то они обычно получались по принципу умножения; это также сильно упрощало их написание.

Так, в ионической греческой цифровой системе (рис. 105), возникшей около V в. до н. э. в качестве основных знаков, служивших для обозначения единиц, десятков и сотен, были использованы 24 буквы классического греческого алфавита с добавлением трех букв ("дигамма" - 'шесть', "коппа" - 'девяносто' и "сампи" - 'девятьсот'), вышедших из употребления. Тысячи обозначались теми же буквами с простановкой вертикального штриха внизу слева от буквы; десятки тысяч обозначались знаком М с надписанием над ним или рядом с ним знака, указывающего количество десятков тысяч.

На основе и по образцу греческой были построены алфавитные цифровые системы многих других народов - славянская, армянская, грузинская. В славянско-глаголической цифровой системе в качестве основных знаков были использованы первые 28 букв алфавита; в кириллице цифровое значение получили только буквы, заимствованные из греческого письма.

Алфавитные системы цифр были прогрессивным явлением, так как они упростили запись чисел. Однако это было достигнуто за счет значительного увеличения ассортимента знаков; если в неалфавитных системах ассортимент разных цифровых знаков колебался от пяти до десяти, то в алфавитных системах он приближался к 30.

Наиболее совершенная цифровая система, получившая позже название "арабской", была создана в Индии около Vs.* Система эта была основана на строго последовательном применении нескольких принципов, проверенных всей предыдущей историей развития цифр - десятичного, позиционного и принципа сложения, а также на широком использовании знака "нуль", обозначающего отсутствие числа.

*(До этого в Индии применялись минее совершенные системы цифр брахми и кхарошти.)

В соответствии с десятичным и позиционным принципами IB этой системе применяется только десять разных цифровых знаков - от 0 до 9. При этом значение каждого из этих знаков определяется не только его формой, но и местом, занимаемым им в ряду других цифр; так, цифры, расположенные в крайнем правом вертикальном ряду, всегда обозначают единицы, во втором справа ряду - десятки, в третьем ряду - сотни и т. д. Отсутствие числа соответствующего ряда (например, сотен) обозначается простановкой в соответствующем месте (например, между десятками и тысячами) знака "нуль". Согласно принципу сложения, все цифры, входящие в один горизонтальный ряд, складываются друг с другом; так, запись 135 расшифровывается как 100 + 30 + 5. Десятичный принцип и принцип сложения широко использовались почти во всех цифровых системах. Поэтому наиболее важным и новым в индийской системе было последовательное применение позиционного принципа (в вавилонской, римской и других системах этот принцип применялся недостаточно последовательно) и знака нуль (аналогичные знаки частично использовались в системах майя и вавилонской).

106. Эволюция формы арабских цифр
106. Эволюция формы арабских цифр

Индийская система цифр перешла к арабам, которые придали индийским цифрам несколько иную форму; от арабов эта система (под названием "арабских цифр") распространилась по всей Европе. В Испании первые случаи использования "арабских" цифр относятся к X в., в других странах Западной Европы - к XII в.; первое описание "арабской" системы цифр было дано в книге Леонардо из Пизы "Liber abaci" (1208 г.). Широкое применение "арабских" цифр в Западной Европе начинается со второй половины XV в. В России "арабские" цифры появляются в XIV -XV вв., широкое распространение получают с XVII в., а окончательно вытесняют из гражданской печати славянско-кирилловские цифры в XVIII в. после введения гражданской азбуки. Первоначальная форма арабских цифр (см. рис. 106) была несколько иной (кроме единицы и девятки), чем форма "арабских" цифр у европейских народов. В настоящее время в близком к прежнему, арабскому их начертанию эти цифры применяются в тех странах, которые продолжают пользоваться арабской системой письма (Иран, Афганистан, Пакистан и т. д.).

Наряду с "арабской" ограниченное применение сохранила римская цифровая система; система эта используется для обозначения столетий, на циферблатах часов, а также в случаях сложной нумерации, когда одной арабской системы оказывается недостаточно (например, когда книга делится на разделы, а разделы на главы); реже применяется для последней цели греческая цифровая система. В Китае до сих пор сохранили применение, наряду с арабскими и римскими, китайские цифры. Крупнейшим усовершенствованием "арабской" системы цифр было изобретение в конце XVI в. бельгийским ученым

С. Стевеном десятичных дробей*. После этого арабские цифры стали пригодны для десятичной позиционной записи любых как самых малых, так и самых больших чисел.

*(S. Stevin. La Disme. Paris, 1856.)

2. СПЕЦИАЛЬНЫЕ НАУЧНЫЕ ЗНАКИ

Специальными научными знаками называются идеографические логограммы, применяемые в различных отраслях науки и техники (в математике, астрономии, химии, машиностроении, лингвистике и т. д.) и служащие для краткого и точного обозначения в письме научных терминов (см. стр. 13 - 14 и 33).

Знаки эти отличаются примерно теми же особенностями, что и цифры. Во-первых, они имеют еще более узкое назначение, чем цифры; они применяются только IB какой-либо отрасли науки и нередко известны только ученым данной специальности. Во-вторых, так же как и цифры, все эти знаки являются идеографическими логограммами (точнее терминограммами); каждый из них обозначает целое слово (или словосочетание), не предопределяя его произношение. В-третьих, будучи идеографическими логограммами, большинство этих знаков имеет, подобно цифрам, международное значение. В-четвертых, многие из них специально приспособлены для научных операций, например:


В основе графического построения этих знаков лежит один из следующих четырех принципов: 1) акрофонический - по первой букве (латинской, греческой, арабской и т. д.) соответствующего научного термина (например, обозначения химических элементов); 2) пиктографический (например, угол, ромб и многие другие знаки геометрии) ; 3) символический (например, знаки зодиака и большинство иных астрономических знаков, знаки равенства, приближенного равенства, "больше", "меньше" и т. д.); 4) чисто условный (большинство лингвистических знаков). Некоторые из знаков рассчитаны на применение в тексте книг, наряду с обычными, буквенно-звуковыми знаками; другие применяются главным образом вне текста - в чертежах, картах и т. п.

Впервые появляются специальные научные знаки еще в египетской, ассиро-вавилонской и китайской системах письма; создаются они в связи с нуждами развивающейся математики, астрономии, землемерия и других отраслей точных наук. По мере развития науки количество таких знаков (возрастало; в настоящее время количество их приближается к восьми тысячам*. Многие современные работы по точным наукам состоят в основном из таких знаков и с полным правом могут быть названы орографическим или вернее терминографическим письмом. Рост общего количества специальных знаков вызывает необходимость их унификации и систематизации вначале в пределах каждой отдельной отрасли науки, а затем в пределах всех отраслей науки. В связи с международным значением этих знаков, систематизация и унификация их обычно проводятся в международном порядке.

*(Г. А. Вольперт. Специальные типографские знаки. Рукопись ВНИИ полиграфии. М., 1946.)

3. ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ (ПУНКТУАЦИИ)

Знаки препинания не могут быть отнесены ни к логографическим, ни к слоговым, ни к буквенно-звуковым знакам и образуют особую группу письменных знаков. Они служат: для синтаксического членения речи - для обозначения границ между предложениями, простыми и сложными, для выделения отдельных членов и элементов предложения (например, точка, запятая) и для обозначения интонации и смысловых оттенков (например, вопросительный, восклицательный знаки или кавычки как знак иронии).

Функцию знаков препинания выполняют в современном письме также пробелы, обозначающие границы между словами, и абзацы, обозначающие границы между крупными, относительно самостоятельными кусками текста. Близкую к знакам препинания функцию выполняют прописные буквы (в случаях, когда они применяются для выделения начала новых предложений).

В первоначальном пиктографическом письме в связи с его синтетическим характером знаки препинания были не нужны.

Почти не применялись знаки препинания и в древнейших логографических, логографически-слоговых и логографически-звуковых системах, несмотря на то, что здесь они были нужны в связи с аналитическим характером этих систем. Почти полное отсутствие знаков препинания в этих системах в основном объяснялось тем, что системы эти служили для передачи главным образом смыслового содержания речи.

Сильно затрудняло понимание памятников древнейших систем письма отсутствие в них знаков (в том числе пробелов), указывающих на границы между словами. Правда, казалось бы, при логографическом письме такие знаки не нужны, так как логограмма является знаком отдельного слова. В действительности это далеко не так. Как уже указывалось, чисто логографических систем, кроме древнекитайской, история письма не знает. Почти все древнейшие системы сочетали логограммы со слоговыми или консонантно-звуковыми знаками. Слово в этих системах редко передавалось одним логографическим знаком; в большинстве случаев слово передавалось несколькими слоговыми или консонантно-звуковыми знаками с присоединением к ним идеографического детерминатива.

Редко применяется только один иероглиф для обозначения слова и в современном китайском письме. Во-первых, большинство китайских иероглифов представляет собой сочетания из двух элементов - фонетического и идеографического, во-вторых, каждое такое сочетание уже давно служит в китайском письме для обозначения не целого слова, а входящих в его состав однослоговых корневых морфем*.

Таким образом, во всех древнейших системах письма - и в логографически-звуковой египетской, и в логографически-слоговой критско-минойской, клинописных, иероглифической хеттской, и в логографически морфематической китайской - слово, как правило, передавалось не одним знаком, а комбинацией из нескольких знаков; кроме того, комбинации эти нередко строились по разным принципам (например, чисто слоговая запись слова или слоговая запись плюс детерминатив или идеографическая логограмма плюс фонетическое дополнение и т. д.). Поэтому отсутствие обозначения границ слов затрудняло понимание памятников древнейших систем письма в еще большей степени, чем это могло бы быть при современном звуковом или же слоговом письме.

В египетском и отчасти в переднеазиатском письме функцию разделения слов, написанных консонантно-звуковыми или слоговыми знаками, в некоторой мере выполняли детерминативы; поскольку детерминатив обычно (правда, далеко не всегда) ставился после фонетических знаков, он указывал место окончания одного слова и начала следующего. Применялось в египетском письме также цветовое выделение - красной краской нередко выделялось начало глав, а иногда и фраз; иногда отделялись красными точками также отдельные стихи в поэтических произведениях*.

*(Иной характер имело китайское письмо только в древности (рис. 17), когда китайский язык был однослоговым.)

*(И. Э. Матье. Что читали египтяие четыре тысячи лет назад, Л.,1936, стр.14.)

107. Разделение слов в клинописи: а - шумерская надпись на разлинованной плитке (слой 1 Урук IV); б - применение в персидской клинописи косого клина как знака разделения слов
107. Разделение слов в клинописи: а - шумерская надпись на разлинованной плитке (слой 1 Урук IV); б - применение в персидской клинописи косого клина как знака разделения слов

В шумерской и ассиро-вавилонской клинописи глиняные плитки нередко разлиновывались горизонтальными и вертикальными линейками (.рис. 107, а). В этом случае каждый знак или группа знаков занимали на плитке особую прямоугольную ячейку. И. М. Дьяконов указывает, что знаки, помещенные в такой ячейке, обычно соответствовали целому слову или словосочетанию*. Более систематические приемы разделения слов появились в клинописи лишь в позднее время; так в персидско-ахеменидской клинописи слова отделялись друг от друга специальным знаком - косым клином (рис. 107, б); в хеттской клинописи применялось разделение слов увеличенными интервалами. Отделение слов друг от друга вертикальными черточками (реже точками) применялось и в более позднем слоговом критском письме (в особенности в линейном Б), а также в кипрском письме**.

*(И. М. Дьяконов. К возникновению письма в Двуречье. "Труды отдела культуры и искусства Востока", т. III. Л.,1940, стр. 32.)

**(С. Я. Лурье. Язык и культура микенской Греции, М.- Л.,1957, стр. 4 и 8.)

В китайском письме выделению слов способствовал "квадратный" способ расположения иероглифов. Согласно этому способу, каждое сочетание иероглифов, имеющее самостоятельное смысловое значение, занимало одинаковый квадрат на странице и отделялось от соседних иероглифов равными промежутками (рис. 27).В современном китайском письме слова отделяются пробелами.

В первых буквенно-звуковых системах - финикийской, греческой, латинской и других - границы между словами или совсем не обозначались (рис. 57, 60, 69, 76, 77, 81), или обозначались черточками (например, в угаритской клинописи),или точками (рис. 74).Аналогичное положение сохранялось и в средневековых памятниках латинского (см. рис. 81) и славянско-кирилловского (см. рис. 85, 86, 87, 88, 97) письма. По мере развития скорописных почерков буквы начинают писаться слитно. Поэтому возникает возможность систематического использования для обозначения границ между словами пробелов вместо точек; в латинском письме разделение слов пробелами встречается уже в позднем каролингском минускуле. Постепенно отделение слов пробелами становится обязательным правилом буквенно-звукового письма (рис. 81 и 97).В результате письмо это перестает быть чисто фонетическим и превращается в письмо, сочетающее буквенно-звуковой принцип с логографическим.

Изменяется еще в античную эпоху и первоначальная функция точек. Синтаксическое усложнение письменной речи, а также развитие ораторского искусства приводит к тому, что точки начинают использоваться не только для разделения слов, но и для обозначения больших и малых пауз.

В западноевропейском письме докаролингского периода (так же как и в античном греко-римском) из числа знаков препинания (в узком смысле этого слова) применялись тоже только точки. Для обозначения коротких пауз точка ставилась вверху строки и называлась distinctio; для обозначения коротких пауз - внизу и называлась subdistinctio, для обозначения среднего размера пауз - посередине и называлась distinctio media. Позже, по мере дальнейшей систематизации письма, развивается необходимость применения нескольких различных по функции и по форме знаков препинания. Так, в западноевропейском письме уже в каролингский период (VIII - XI вв.), наряду с точками, появляются и другие знаки препинания. Правда, разные писцы применяли их по-разному. Чаще всего функцию запятой выполнял знак, близкий по форме к вопросительному; функцию точки с запятой - точка или двоеточие; функцию точки - точка с запятой*. В XII в. точка получает современное значение.

*(О. А. Добиаш - Рождественская. История письма .в средине века, стр. 176.)

Необходимость в систематизации и унификации знаков препинания становится особенно настоятельной после возникновения книгопечатания. Такая унификация была проведена в конце XV в. венецианским книгопечатником Альдом Мануцием. Частично использовав ранее применявшиеся знаки, а частично придумав новые, Альд Ману-ций составил правила их употребления (в системе, близкой к современной французской). Правила эти в основном сохранились до настоящего времени.

Почти так же, как в западноевропейском, развивались знаки препинания и в русском письме. Наиболее древним знаком препинания, заимствованным из Византии, была в славянском письме точка или же различные комбинации точек - по две, по три и даже по четыре; иногда (например, в Остромировом евангелии) вместо точки использовался крест. Применялись точки в древнем русском письме произвольно - иногда ими обозначались границы между словами, а иногда паузы. Пробелы как способ разделения слов нередко встречаются в полууставе (рис. 97). В XV - XVI вв., в связи с усложнением русской письменной речи, развитием богословской стилистики, а также в результате знакомства с западноевропейской практикой, в русской книге получают применение, наряду с точками, также и другие знаки препинания: запятые - для коротких пауз, точка с запятой - в значении вопроса и др. Сильное влияние оказывает на развитие знаков препинания возникновение в середине XVI в. русского книгопечатания. Еще более упорядочивается система знаков препинания в XVIII в. после введения гражданской азбуки. Начало научного изучения системы знаков препинания и их применения в русском письме положено М. В. Ломоносовым в его "Российской грамматике"*. Окончательно систематизируется применение знаков препинания в русском письме в результате работ Я. К. Грота**.

*(М. В. Ломоносов. Российская грамматика, СПб., 1755, стр. 492.)

**(Я. К. Грот. Русское правописание. СПб., 1885.)

В современном латинском и русском письме применяется 10 различных знаков препинания, в том числе 6 для членения речи и выделения ее элементов (точка, запятая, точка с запятой, двоеточие, тире, скобки) и 4 знака для членения речи и для эмоционально-смысловой ее характеристики (вопросительный и восклицательный знаки, кавычки и многоточие). Кроме того, применяется особый знак - дефис - для соединения слов, а разделительные функции выполняют также пробелы и абзацы. Применение этих знаков в различных европейских системах примерно одинаково. В русском и немецком письме знаки препинания применяются чаще и систематичнее; в английском и французском письме - реже и с несколько меньшей систематичностью. Особенностью испанского письма является то, что вопросительный и восклицательный знаки ставятся там не только .в конце, но и в начале предложения (в перевернутом виде) для того, чтобы читатель заранее знал с какой интонацией следует произносить это предложение.

За последние десятилетия в Западной Европе выдвигалось несколько проектов реформы знаков пунктуации. Выдвигались, в частности, предложения о постановке по испанскому образцу вопросительного и восклицательного знаков в начале фразы, а также об увеличении количества знаков пунктуации. Так, во французском журнале "Chronique graphique" опубликовано предложение ввести особые знаки для обозначения иронии, гнева, колебания, симпатии, антипатии, сочувствия, удовлетворения и т. д.*

*("Chronique graphique", Paris, 1953,N 1.)

4. СТРОЧНЫЕ И ПРОПИСНЫЕ БУКВЫ

В большинстве современных буквенно-звуковых систем буквы подразделяются на строчные и прописные. Последние отличаются более крупным размером и иногда иным начертанием (например, а - А, е - Е). Применяются прописные буквы обычно для обозначения начала новых предложений (после точки) и собственных имен.

Подразделение букв на строчные и прописные сложилось в буквенно-звуковых системах (в греческой, латинской, славянской и др.) далеко не сразу. Первоначально буквы имели только одно начертание, близкое к современному прописному. Позднее появляются буквы строчного начертания. Еще позднее за прописными буквами закрепляется их основная современная функция - они начинают применяться (в дополнение к точке) для обозначения начала новых предложений.

В латинском письме строчное начертание букв (минускул), отличающееся от прописного (маюскул) большей простотой и скорописностъю, возникло в течение IV - VIII вв., а четкое подразделение алфавита на строчной и прописной оформляется с XV в. (рис. 82). С этого же времени прописные буквы начинают использоваться для обозначения начала предложений.

В древнейших русских рукописях буквы первоначально также имели только одно начертание, или близкое к строчному (например, буква "а"), или же к прописному (например, буквы Б, В). Позже некоторые буквы начинают применяться в двух разных начертаниях, а с XVI в. буквы прописного начертания иногда используются для выделения крупных разделов текста (рис. 97). Выделение прописных букв в отдельный алфавит (наряду со строчным) впервые появляется в России IB букварях XVII в. Применение прописных букв упорядочивается в XVIII IB. после введения гражданской азбуки.

В современном русском печатном шрифте иное по сравнению со строчными начертание имеют семь прописных букв (А, Б, Е, отчасти Р, С, У, Ф);"в русском рукописном шрифте прописных букв, имеющих иное начертание, чем строчные, еще больше (В, Г, Д, Т).В латинских печатных шрифтах иное начертание, чем строчные имеют 1прописных букв (А, В, D, Е, F, G, H, I, J, L, M, N, Q, R, Т, U, Y). В некоторых европейских системах письма ( IB немецкой, английской) прописные буквы иногда применяются не только в начале отдельных предложений (после точки) и IB именах собственных, но и в начале всех существительных.

5. ДИАКРИТИЧЕСКИЕ ЗНАКИ И ЛИГАТУРЫ

Особую по типу группу знаков составляют в буквенно-звуковом письме диакритические знаки. К диакритическим относятся все виды надбуквенных, подбуквенных или внутрибуквенных знаков, которые служат не для самостоятельного обозначения звуков, а для изменения или уточнения звукового значения основных букв алфавита.

Важнейшими случаями применения диакритических знаков являются следующие: 1) для обозначения вариантов какого-либо звука (например, французские à, &##225;, &##226;); 2) для придания букве нового звукового значения, отличного от обычного алфавитного (например, чешское ); 3) для указания на то, что данная буква сохраняет свое обычное алфавитное звуковое значение (например, французское ï); ) для обозначения долготы и краткости гласных звуков (например, греческие ) ;5) для обозначения музыкальных тонов (например, в китайском буквенно-звуковом письме - см. рис. 28); 6) для обозначения ударений (например, греческие "острое", "облегченное" и "тяжелое" ударения - ). Последние три случая могут считаться вариантами первого.

Диакритические знаки чаще всего бывают надбуквенными (например, &##226;), реже - подбуквенными (например, ), еще реже внутрибуквенными (например ).Не относятся к диакритическим надбуквенные или подбуквенные знаки, служащие не для уточнения или изменения произношения букв, а для самостоятельного обозначения звуков (например, знаки "огласовки" в арабском консонантно-звуковом письме).

Впервые появились диокритические звуки, видимо, в греческом письме для обозначения долготы и краткости гласных звуков и греческих ударений. Широкое применение получили диакритические знаки в национальных системах письма, возникших на латинской и русской алфавитных основах. Это объяснялось главным образом тем, что в русском и в особенности в латинском алфавите отсутствовали буквы для некоторых фонем тех народов, системы письма которых возникли на латинской или русской алфавитной основе. Образцы диакритических знаков, применяемых IB системах письма народов СССР, построенных на русской основе - см. рис. 101, в системах письма на латинской основе - см. рис. 80.

Диакритические знаки являются закономерным явлением, когда они служат для уточнения произношения звука, обозначаемого буквой алфавита. Наоборот, навряд ли может быть признано закономерным применение диакритических знаков для придания букве совершенно иного звукового значения; в этих случаях более рациональным было бы введение в алфавит дополнительной буквы.

Лигатурами (от лат. ligare - соединять, связывать) в палеографии и истории письма обычно называют сочетания из двух или нескольких письменных знаков, написанных слитно или вписанных друг в друга, так что они образуют как бы один сложный знак. Лигатуры этого типа обычно применялись или для ускорения процесса письма (слитные написания знаков в скорописных почерках разных народов), или для украшения, орнаментализации текстов, чаще всего заглавных (лигатуры в почерках типа арабской, византийской и славянской вязи), или же в силу исторических традиций, или из-за подражания графике других систем письма (например, лигатурио-слоговое написание корейских буквенно-звуковых знаков - см. стр. 186 - 187). Иногда путем лигатурного сочетания двух букв создавались новые буквы (например, кирилловская буква , возникшая как сочетание букв ш, т).

Наряду с графическими лигатурами во многих буквенно-звуковых и слоговых системах письма широко применяются также сочетания из нескольких самостоятельных знаков, которые иногда пишутся слитно, иногда раздельно, но служат для передачи какого-нибудь одного звука, или дифтонга (в буквенно-звуковых системах), или слога (в слоговых системах письма). По аналогии с графическими лигатурами, таким сочетаниям знаков может быть присвоено название "фонетических лигатур".

Чаще всего фонетические лигатуры применяются для передачи звуков, дифтонгов или слогов, которые не могут быть самостоятельно переданы ни одним из основных (алфавитных) знаков данной системы письма. Возникновение таких лигатур (например, немецкогоsch, французского он, или лигатур, применяемых в деванагари для передачи слогов с двумя смежными согласными - см. стр. 140, 251 и др.) обычно бывает обусловлено недостаточностью буквенно-звукового или слогового состава данной системы письма, несоответствием ее звуковому или 'слоговому составу языка. Однако в ряде случаев фонетические лигатуры применяются и для передачи звуков, соответствующих значению той или иной буквы (например, французское аи = о).Возникновение лигатур такого типа обычно обусловливается отставанием развития письма от развития языка, историческими изменениями произношения слов при сохранении их прежней, традиционной орфографии.

Появление и применение фонетических лигатур всегда затрудняет обучение и пользование письмом, и поэтому должно быть признано нежелательным явлением. Фонетические лигатуры первого типа могут быть устранены введением в алфавит дополнительных букв или же использованием диакритических знаков; фонетические лигатуры второго типа могут быть изжиты в результате орфографических реформ.

Сочетания письменных знаков, близкие по их характеру и назначению к фонетическим лигатурам, широко применялись также в логографических системах письма. Как правило, это были или сочетания из двух идеографических логограмм, служившие для передачи какого-либо сложного по значению слова (см. стр. 114 - 116);или сочетания фонетической логограммы (морфемограммы) с идеографическим детерминативом, служившие для уточнения значения фонетической логограммы (см., например, рис. 26, 53); или же сочетания идеографической логограммы с фонетическим дополнением к ней, служившие либо для уточнения произношения этой логограммы, либо для передачи грамматической формы слова (см., например, рис. 47, 54).

В отличие от рассмотренных выше фонетических лигатур, такие "логографические лигатуры" были вполне закономерным и даже неизбежным явлением. Применение их было обусловлено полисемантичностью фонетических логограмм, полифоничностью идеографических логограмм и, кроме того, невозможностью передачи в чисто логографическом письме грамматических форм слов (см. стр. 118 и 122).

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://genling.ru/ 'Общее языкознание'
Рейтинг@Mail.ru