НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 6. ВОЗНИКНОВЕНИЕ БУКВЕННО-ЗВУКОВОГО ПИСЬМА

1

Буквенно-звуковое письмо в общеисторическом плане сформировалось позже слогового; в чистом виде конcонантно-звуковое письмо появилось со второй половины II тысячелетия, а вокализованно-звуковое - сначала I тысячелетия до н. э. Такое позднее появление буквенно-звукового письма обусловлено тем, что письмо это предполагает еще более развитую способность к разложению речи на простейшие ее элементы - звуки. Появление буквенно-звукового письма имело огромное значение для развития мировой культуры. Так, Ф. Энгельс связывал появление буквенно-звуковых систем с переходом от эпохи "варварства" к эпохе "цивилизации". Характеризуя различные ступени эпохи "варварства", предшествовавшие "цивилизации", Ф. Энгельс писал: "3. Высшая ступень. Начинается с плавки железной руды и переходит в цивилизацию через изобретение буквенного письма и применение его для записывания словесного творчества"*.

*(Ф. Энгельс. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1952, стр. 25. Некоторые авторы ошибочно относят это высказывание Ф. Энгельса не к появлению буквенно-звукового письма, а к возникновению письменности вообще.)

Правда, предлагая периодизацию истории общества, разработанную на основе схемы Л. Моргана, Ф. Энгельс предупреждал, что она останется в силе лишь "до тех пор, пока значительное расширение материала не заставит внести изменения"*.

*(Там же, стр. 20).

В настоящее время "советская наука отказалась от применения в истории первобытного общества предложенной Л. Морганом периодизации, так как, отражая лишь ступени культуры, она не освещала процесса развития производства и производственных отношений"*.

*(БСЭ, статья "Дикость", изд. 2, т. 14,М.,1952, стр. 342 (см. там же статью "Варварство", т. 6. 1951, стр. 623).)

Но даже в области истории культуры сейчас было бы неправильным переход народов к эпохе "цивилизации" ставить в связь с применением буквенно-звукового письма. В этом случае пришлось бы считать "нецивилизованными" индийцев и японцев, применяющих слоговое письмо, китайцев, пока еще сохраняющих логографическое письмо, и т. д. Ф. Энгельс опирался в своей работе преимущественно на материалы истории народов Европы, Америки и Австралии' и почти не затрагивал истории народов среднего и дальнего Востока. Между тем, для некоторых из этих народов (например, для японцев) слоговое письмо оказалось по языковым причинам не менее, а даже более удобным, чем буквенно-звуковое. Главным образом по языковым причинам задерживается и переход китайцев с логографического (точнее - морфематического) на звуковое письмо.

Однако для большинства народов мира буквенно-звуковое письмо, несомненно, наиболее удобно. В языках этих народов количество разных звуков значительно меньше, чем количество разных слогов, не говоря уже о словах. Поэтому буквенно-звуковое письмо обеспечивает точную передачу языков этих народов при помощи минимального ассортимента письменных знаков (обычно от двух до четырех десятков)*; тем самым сильно облегчается обучение письму, пользование им и распространение грамотности. Таким образом, появление буквенно-звукового письма сыграло крупную роль в развитии культуры, если не всех, то большинства народов мира.

*(Большее количество букв - до 50 - 6 - требуется для точной передачи лишь очень немногих языков, например северокавказских.)

Древнейшие буквенно-звуковые системы письма (финикийская древнееврейская, арамейская и др.) представляли собой консонантно-звуковые системы, т. е. знаки их обозначали только согласные звуки.

Системы эти возникали и закреплялись преимущественно у народов, в языках которых гласные звуки имели меньшее значение, чем "согласные. В языках этих (семитских, отчасти хамитских) корневая основа слов строилась обычно из согласных; гласные же, как бы прослаивающие корневую основу, изменялись и служили для образования грамматических форм различных производных слов. Так, в древнееврейском языке корневая основа К - Т - L 'убивать' путем прослаивания ее разными гласными образовывала слова: KeToL - неопределенное наклонение глагола 'убивать', KoTeL - 'убийца', KaTuL - 'убитый' и т. д.

Консонантное строение корневых слов, усиливая значение согласных звуков, как бы акцентируя их, очень облегчало выделение их из состава слова. С другой стороны, поскольку корневые основы состояли из согласных звуков, постольку применение в письме тоже только согласных знаков почти не затрудняло понимание слов; что же касается грамматических форм, то они становились ясными из контекста.

2

Впервые консонантно-звуковые знаки появились в египетском письме.

Древнеегипетский язык имел (рад общих черт с семитскими языками Передней и Малой Азии - с ассиро-вавилонским, финикийским., древнееврейским и др. Так, наибольшее значение в египетском языке (так же как и в семитских) имели согласные звуки. Звуки эти образовывали четкий скелет египетских слов (например, n - f - r 'лютня', h - р - r 'жук' и т. п.). Что касается гласных, то они имели меньшее значение, чем согласные; кроме того, они применялись по-разному в различных диалектах египетского языка*. Благодаря этой особенности (четкому консонантному скелету слов), отдельные слова сравнительно легко выделялись из связной речи; это очень способствовало развитию логографии из пиктографии. Это же предопределило и консонантный характер фонетических элементов египетского письма.

*(В. В. Струве. История древнего Востока. М.,1941, стр. 131, 231.)

Другой важной особенностью египетского языка было то, что при преобладании слов, включавших обычно два-три, а иногда даже четыре-пять согласных звуков, в нем были широко представлены также слова, включавшие всего один согласный звук*. Логограммы. обозначавшие такие (односогласные) слова, стали применяться также и для обозначения согласных звуков, входивших в данные слова, независимо от того, с какими гласными сочетались эти согласные; так, логограмма 'рот' (го) начала применяться для обозначения звука г, логограмма 'задвижка' (за) -для звука s, логограмма 'водоем' (sa) - для звука s, логограмма 'хлеб' (to) - для звука t**.

*(Так, по подсчетам Н. С. Петровского, в египетском иероглифическом письме применялось около 30 односогласных, около 80 двухсогласных, около 60 трехсогласных и всего несколько четырехсогласных знаков (Н. С Петровский. Египетский язык, М.,1958).)

Табл. 4. Розетский камень с надписью, сделанной египетским иероглифическим (вверху), демотическим (посередине) и греческим (внизу) письмом
Табл. 4. Розетский камень с надписью, сделанной египетским иероглифическим (вверху), демотическим (посередине) и греческим (внизу) письмом

51. Египетские консонантно-звуковые иероглифы (вверху) и образцы египетских двухконсонантных знаков (внизу)
51. Египетские консонантно-звуковые иероглифы (вверху) и образцы египетских двухконсонантных знаков (внизу)

*(Приведенная здесь огласовка египетских слов является весьма приблизительной, так как в памятниках египетской письменности огласовка слов почти не отражена и восстанавливается главным образом на основании более поздних памятников коптского письма.)

Наряду с односогласными в буквенно-звуковые превратились и некоторые двухсогласные логограммы. Сперва такие логограммы (рис. 51) использовались для передачи сходно с ними звучащих частей многослоговых слов (по рассмотренному в главе 4 так называемому "ребусному" способу письма).Впоследствии второй согласный в некоторых двухсогласных логограммах (например, суффикс женского рода t) при "ребусном"написании слов перестал читаться. Так, логограмма 'змея'(d - t) стала применяться для обозначения звука d, логограмма 'корзина'(k - t) - для звука k, логограмма 'веревка', 'цепь'(h - t) - для звука h.

В результате в Египте возникла целая буквенно-звуковая система, состоящая из 24 знаков, обозначавших согласные звуки египетского языка (рис. 51).

Консонантный характер египетского письма, видимо, был обусловлен не только консонантным построением корневых основ, но и наличием диалектов в египетском языке. Отмечая, что письмо играло связующую роль в египетском государстве, В. В. Струве пишет:

"Подобную роль оно могло сыграть с тем большим успехом, что алфавит, будучи лишенным гласных, отмечал лишь "остяк слова, а не передавал огласовку, резко отличавшуюся в различных номовых диалектах"*.

*(В. В. Струве. История древнего Востока, стр. 231.)

Развитию коносонантно-звуковых знаков в египетском письме способствовали также и некоторые исторические изменения, пережитые египетским языком, в частности в эпоху "нового царства" (XVI - X вв. до н. э.). Как указывает Б. А. Тураев*, в эту эпоху "египетский язык делается аналитическим", а это было связано с упрощением фонетического состава слов; так, отпадает суффикс женского рода (t), отпадают некоторые конечные звуки (например, г).Это еще более увеличивает количество односогласных слов и тем самым способствует развитию консонантно-звуковых знаков. В ту же эпоху в египетский литературный язык вливается большое количество слов из разговорного языка**; в связи с выходом Египта на международную арену в литературный язык проникает также много слов, заимствованных из иностранных языков. Для обозначения всех этих слов соответствующих логограмм в египетском письме не было. Поэтому слова эти оказалось возможным передавать главным образом при помощи буквенно-звуковых знаков.

*(Б. А. Тураев. Египетская литература. М., 1920,стр. 22.)

**(Там же, стр. 21.)

52. Вокализованно-звуковое (под греческим влиянием) написание имен Клеопатры и Птолемея (из египетских иероглифических надписей, расшифрованных Ж. Шампольоном)
52. Вокализованно-звуковое (под греческим влиянием) написание имен Клеопатры и Птолемея (из египетских иероглифических надписей, расшифрованных Ж. Шампольоном)

Последовательность знаков в каждом имени обозначена порядковыми цифрами; имя Птолемея читается "Птолмайс", причем дифтонг "аи" передается двумя иероглифами "i"; два последних знака в вмени Клеопатры служат указателем женского рода.

В силу перечисленных причин в более поздних памятниках египетского письма консонантно-звуковые знаки применяются особенно часто. Египтяне, видимо, осознавали удобство этих знаков. Так, В. В. Струве* отмечает, что в "единственном памятнике, сохранившем систему перечисления египетских иероглифов, алфавитные знаки выделены в особую группу" (рис. 51).

*(В. В. Струве. Происхождение алфавита, Пг., 1923, стр. 17.)

Обычно в египетском письме применялось 24 консонантно-звуковых иероглифа. Однако эти иероглифы были не единственными; наряду с ними, в особенности в позднюю, эллинистическую эпоху, для передачи тех же звуков использовались и иные иероглифы, обозначавшие другие египетские слова, начинавшиеся с тех же согласных звуков. Наиболее часто это происходило при написании иностранных слов (греческих, римских), в частности собственных имен; так, иероглиф 'лев' (r - w) начал применяться, наряду с иероглифом 'рот' (r -), для обозначения звука r в словах Autocrator, Tiberius и др., а также для передачи звука l (рис. 52)*.Изменилось в эллинистическую эпоху фонетическое значение и некоторых из приведенных на рис. 51 основных звуковых иероглифов. Так, иероглифы 'коршун'и 'лист тростника' обозначавшие "полугласные" звуки египетского языка, начали применяться (рис. 52),видимо, под греческим влиянием для передачи гласных звуков а, е**.

*(М. Chaine. Notions de langue eguiptienne. Paris, 1938, p. 10. В частности, при применении иероглифа 'лев' для передачи звука r в указанных выше словах сказалось стремление египтян даже при фонетическом написании слов использовать изобразительно-образное значение иероглифов.)

**(M. Chaine. Notions de langue egyptienne, p. 10 - 11.)

53. Образцы сочетания консонантно-звуковызнаков с детерминативами в египетском иероглифическом письме
53. Образцы сочетания консонантно-звуковызнаков с детерминативами в египетском иероглифическом письме

Однако несмотря на все более частое применение фонетических, в особенности буквенно-звуковых знаков, несмотря на осознание египтянами удобства этих знаков, египетское письмо чисто фонетическим, а тем более буквенно-звуковым так и не стало.

Это объяснялось двумя причинами. Во-первых, вследствие наличия в языке омонимов, а также вследствие пропуска гласных звуков при письме многие египетские слова при обозначении их фонетическими знаками звучали одинаково; например, слово m - n - h значило 'юноша', 'папирус' и 'воск'. Поэтому эти слова для правильного их понимания требовали детерминативов; так, если фонетически написанное слово m - n - h обозначало 'юноша', после него ставился детерминатив 'человек'; если это слово обозначало 'папирус', ставился детерминатив 'растение'; если оно обозначало 'воск', ставился детерминатив 'сыпучие тела' (рис. 53).

Количество таких детерминативов было очень велико. В особенности необходимо было применение детерминативов после фонетического написания собственных имен, так как египетские собственные имена "все были знаменательны сами по себе и при известных обстоятельствах важно было предупредить об их функции собственных имен"*.Иногда слово, написанное фонетическими знаками, сопровождалось не одним, а даже несколькими детерминативами**.

*(J. F. Сhampо11iоn. Precis du systeme hieroglyphique des anciens egyptiennes. Paris, 1828,p. 416.)

**(M. Chaine. Notions de langue egyptienne, p. 16.)

54. Образцы применения в египетском письме консонантно-звуковых знаков в качестве 'фонетических дополнений' к логограммам, в т. ч. (второй и третий ряды) для фонетического различения синонимов (по Ж. Феврие)
54. Образцы применения в египетском письме консонантно-звуковых знаков в качестве 'фонетических дополнений' к логограммам, в т. ч. (второй и третий ряды) для фонетического различения синонимов (по Ж. Феврие)

55. Образец иероглифической и иератической египетской надписи с транскрипцией,дословным переводом и анализом примененных знаков (заимствовано с изменением терминологии из статьи 'Письмо' И. Дьяконова, В. Истрина, Р. Кинжалова - БСЭ, изд. 2): а - иероглифические знаки; б - скоропись (иератика); в - значение и транскрипция надписи. 1, 2, 3 - одноконсоьантные знаки j, w, n, первоначально применявшиеся как идеографические логограммы 'лист тростника'(j), 'цыпленок', 'птенец' (w), 'вода' (n - t) и использованные здесь для буквенно-звукового написания слова 'мы были' (j - w - n); 4 - детерминатив множественности, уточняющей значение выражения jwn; - одноконсонантный знак (первоначально логограмма 'сова'), обозначающий предлог 'в' (т); 6 - идеографическая логограмма 'папирус', 'зелень'(w - d); 7 - одноконсонантный знак d (первоначально идеографическая логограмма d - t - 'змея', примененный здесь как фонетическое дополнение к слову 'папирус', 'зелень'; 8 - фонетическая логограмма w - r, обозначавшая два омонимических египетских слова 'ласточка' и 'большой'; 9 - одноконсонантный знак (первоначально идеографическая логограмма 'рот' - r), примененный здесь как 'фонетическое дополнение' к слову w - r ('большой'); 10 - детерминатив водного пространства (первоначально идеографическая логограмма 'канал', придающий написанию w - d w - r ('зелень большая') новое значение 'море'.
55. Образец иероглифической и иератической египетской надписи с транскрипцией,дословным переводом и анализом примененных знаков (заимствовано с изменением терминологии из статьи 'Письмо' И. Дьяконова, В. Истрина, Р. Кинжалова - БСЭ, изд. 2): а - иероглифические знаки; б - скоропись (иератика); в - значение и транскрипция надписи. 1, 2, 3 - одноконсоьантные знаки j, w, n, первоначально применявшиеся как идеографические логограммы 'лист тростника'(j), 'цыпленок', 'птенец' (w), 'вода' (n - t) и использованные здесь для буквенно-звукового написания слова 'мы были' (j - w - n); 4 - детерминатив множественности, уточняющей значение выражения jwn; - одноконсонантный знак (первоначально логограмма 'сова'), обозначающий предлог 'в' (т); 6 - идеографическая логограмма 'папирус', 'зелень'(w - d); 7 - одноконсонантный знак d (первоначально идеографическая логограмма d - t - 'змея', примененный здесь как фонетическое дополнение к слову 'папирус', 'зелень'; 8 - фонетическая логограмма w - r, обозначавшая два омонимических египетских слова 'ласточка' и 'большой'; 9 - одноконсонантный знак (первоначально идеографическая логограмма 'рот' - r), примененный здесь как 'фонетическое дополнение' к слову w - r ('большой'); 10 - детерминатив водного пространства (первоначально идеографическая логограмма 'канал', придающий написанию w - d w - r ('зелень большая') новое значение 'море'.

Второй причиной сохранения логографических знаков был традиционализм, характерный для египетской культуры. В частности, по этой причине логограммы продолжали применяться не только в качестве детерминативов, но и для самостоятельного обозначения слов. В этих последних случаях логограмма нередко дополнялась консонантно-звуковыми знаками (рис. 54).Такое "фонетическое дополнение" чаще всего применялось, если логограмма обозначала несколько синонимов (например, логограмма 'идти', обозначавшая синонимы s - m, s - b, j - w, или логограмма 'дорога', обозначавшая синонимы w - s - t и h - r - t)."Фонетические дополнения" применялись и тогда, когда логограмма обозначала общее понятие (например, понятие 'дерево' любой породы), требовавшее конкретизации, а также для передачи суффиксов египетского языка (например, суффикса женского рода t). Фонетическое дополнение иногда передавало все согласные звуки слова, обозначенного логограммой; в этом случае знаки "фонетического дополнения" обычно располагались вокруг логограммы (рис. 54, а). Еще чаще "фонетическое дополнение" передавало только начальный или конечный звук слова, в этом случае фонетическое дополнение помещалось перед логограммой или после нее, а иногда даже сливалось с ней в лигатурный знак (рис. 54, в). Таким образом, египетское письмо в течение всего своего существования представляло собой комбинированную идеографически-фонетическую систему. В нем одновременно применялись: 1) идеографические логограммы (используемые самостоятельно и как детерминативы) ; 2) фонетические логограммы, 3) двух-трехконсонантные знаки, служившие для обозначения частей слов и иногда неправильно называемые "слоговыми знаками"; 4) консонантно-звуковые знаки (рис. 55). Несмотря на такую сложность египетского письма, оно сыграло большую прогрессивную роль, послужило базой, на которой было создано впоследствии другими, семитскими народами чисто звуковое письмо (рис. 56).

56. Схема развития египетского с ним письменных систем
56. Схема развития египетского с ним письменных систем

Пунктиром обозначены возможные пути развития. Коптское письмо сформировалось главным образом на основе греческого а египетское письмо повлияло на форму некоторых букв коптского алфавита

Непосредственным ответвлением египетского письма было, кроме того, буквенно-звуковое, двадцатитрехзначное письмо "эфиопского" государства Мероэ (I в. до н. э. - III - IV вв. н. э.); повлияло египетское письмо также на форму некоторых букв коптского письма (см стр. 243).

Расшифровка египетской письменности тормозилась неправильным взглядом на египетское письмо как на чисто логографическое. Расшифровано было египетское письмо в 20-х годах XIX в. Ж. Ф. Шампольоном. Впервые были расшифрованы Шампольоном имена царя Птолемея и царицы Клеопатры, написанные буквенно-звуковыми знаками на Розетском камне и на Игле Клеопатры; расшифровке помогло то, что текст Розетского камня был написан по-египетски и по-гречески, в египетском тексте собственные имена были заключены в овальные рамки и многие звуки, а следовательно, и иероглифы в именах Птолемея и Клеопатры совпадали (рис. 52).

58. Финикийский алфавит. Значения названий букв, заключенные в скобки, являются спорными

3

Создание первой чисто звуковой системы письма выпало на долю финикийцев и других западносемитских народов. Созданное ими буквенно-звуковое письмо вследствие его простоты и доступности вначале получило распространение у соседей финикийцев, а затем послужило исходной основой для всех последующих буквеннсо-звуковых систем.

Древнейшие, дошедшие до нас памятники финикийского пиьма (надписи Ахирама, Аб-до, Шафатбаала, Асдрубаала, Азарбаала, Абибаала, Элиба-ала и других - рис. 57) в настоящее время относятся большинством специалистов к X - XI вв. до н. э.* Почти все древнейшие надписи, сделанные финикийским письмом, встречаются главным образом не в самой Финикии, а в финикийских колониях, в частности на Кипре. Большинство надписей относится к периоду с V в. до н. э. по II - III вв. н. э. В дальнейшем финикийское письмо вытесняется возникшим на его основе арамейским письмом.

*(16 G. R. Driver. Semitic Writing from Pictograph to Alphabet. London, 1948, p. 105; см. также И. М. Винников. Эпитафия Ахирама Библосского в новом освещении. "Вестник древней истории", 1952, № 2, стр. 150 - 152.)

57. Форма букв, встречающихся в древнейших финикийских и еврейско-моавитских надписях, и образец финикийской надписи X - XI в. до н. э. Содержание надписи: 'Асдрубалу девяносто сиклей серебра мы дали. Если ты возместишь, кредит для тебя и мой кредит для меня...' (по Ж. Феврие)
57. Форма букв, встречающихся в древнейших финикийских и еврейско-моавитских надписях, и образец финикийской надписи X - XI в. до н. э. Содержание надписи: 'Асдрубалу девяносто сиклей серебра мы дали. Если ты возместишь, кредит для тебя и мой кредит для меня...' (по Ж. Феврие)

Финикийское письмо состояло из 22 знаков (рис. 58). Каждый из них обозначал отдельный звук речи; никаких иных знаков - логографических, слоговых - в этом письме не применялось. Таким образом, финикийское письмо являлось (наряду с аналогичными по типу клинописным угаритским, протосинайским и протоха'наанеким - см. ниже) одной из самых первых; в истории человечества чисто звуковой (письменной системой.

58. Финикийский алфафит. Значения названий букв, заключенные в скобки, являются спорными
58. Финикийский алфафит. Значения названий букв, заключенные в скобки, являются спорными

Второй особенностью финикийского письма было то, что все его знаки обозначали согласные или полугласные (например, waw - полугласный w, jod - полугласный j) звуки; что касается гласных, то они при письме пропускались и не обозначались. Таким образом, финикийское письмо было типичной консонантно-звуковой системой.

Третья особенность состояла в том, что финикийские буквы имели линейную, простую, удобную для запоминания и написания форму.

Четвертой особенностью было наличие алфавита, т. е. определенного порядка перечисления и расположения букв. Необходимо отметить, что алфавитов финикийского письма до нас не дошло. До 30 - 40-х годов XIX в. порядок букв в финикийском алфавите устанавливался на основе совпадения порядка букв в древних этрусских алфавитах (старейший - алфавит Марселины - около 700 г. до н. э.) с древнееврейскими акростихами Ветхого Завета; как те, так и другие сохранили 22 буквы финикийского письма. В 30 - 40-х годах были обнаружены дополнительные источники, подтверждающие предполагаемый порядок букв финикийского алфавита. Такими источниками являются: найденная в 1938 г. в Лагише (Палестине) табличка с древнееврейским алфавитом начала IX в. до н. э. и открытая в 1949 г. в Угарите табличка с угаритским клинописным алфавитом (см. ниже).

Пятая особенность финикийского письма состояла в том, что каждая его буква имела название; названия эти были построены по акрофоническому принципу, т. е. звуковое значение буквы всегда соответствовало первому звуку в названии буквы (например, b - bet, d - dalet, g - gimel, w - waw и т. п.). Так же как порядок букв в алфавите, действительные названия финикийских букв до нас не дошли. О названиях финикийских букв судят на основе: древнееврейских названий этих букв, дошедших в греческой транскрипции и в более поздней талмудической традиции; названий соответствующих греческих букв, дошедших от VI - V вв. до н. э.; названий букв в сирийских алфавитах VII - VIII вв. н. э. От финикийцев обычай присвоения буквам названий, тоже построенных по акрофоническому принципу, перешел к арамейцам, евреям, грекам, затем к славянам, арабам и другим народам.

Шестая особенность состояла в том, что названия финикийских букв были связаны не только со звуковым значением букв, но и с их графической формой; например, буква, называвшаяся waw, что значит по-семитски 'гвоздь', не только обозначала звук w, но и по форме напоминала гвоздь. Некоторые ученые (Г. Бауэр, В. Георгиев и др.) отрицают связь названий многих финикийских букв с их формой. Так, согласно В. Георгиеву, названия финикийских букв соответствуют их форме полностью лишь в четырех случаях (mem, ain, res, taw) и отчасти еще в четырех случаях (alef, waw, jod, sin). В отношении остальных букв В. Георгиев или отрицает связь их названий с формой или же считает спорной семитскую этимологию названий*.

*(В. Георгиев. Происхождение алфавита. "Вопросы языкознания", 1952.)

Направление финикийского письма было горизонтальное, справа налево. Слова, как правило, друг от друга не отделялись.

Поздней формой финикийского письма было пуническое письмо, применявшееся в IV - II вв. до н. э. в Карфагене и карфагенских колониях. После падения Карфагена пуническое письмо было частично вытеснено латинским, частично же перешло в новопуническое письмо, применявшееся до начала нашей эры. От новопунического письма происходят консонантные системы народов Северной Африки (ливийская, применявшаяся со II в. до н. э.) и Испании (иберийская); позднейшим ответвлением ливийского письма является современное письмо туарегов Центральной Сахары - "тифинак".

4

Кроме финикийской, известно еще несколько западносемитских систем письма, столь же или даже более древних, чем финикийская. К числу их относятся три консонантно-звуковые системы - протоха-наанская, протосинайская, угаритская клинописная и одна слоговая- такназываемое "псевдоиероглифическое"письмо Библоса. Кроме того, почти одновременно с финикийской существовали южносемитские системы письма Аравийского полуострова.

Угаритское клинообразное консонантно-звуковое письмо применялось в XV - XIII вв. до н. э. в самом северном из финикийских городов Угарите; после разрушения Угарита эгейскими племенами (около 1200 г. до н. э.) угаритская клинопись была забыта и на другие системы письма влияния не оказала.

В угаритском письме использовалось 30 консонантно-звуковых знаков (рис. 59),IB том числе два знака, имевших почти одинаковое звуковое значение (s), и три знака для 'alef, которые обычно считаются слоговыми знаками ('alef + гласные a, i, u). Из этих знаков 22 знака совпадают по звуковому значению со знаками финикийского письма; два знака представляют собой добавочные"алефы"; один знак - второе s, а пять знаков обозначают согласные звуки, не представленные в финикийском письме. Язык большинства угаритских надписей - западносемитский, близкий к финикийскому и являющийся его более древней формой. В 1949 г. в Угарите найдена глиняная таблица с угаритским клинописным алфавитом. В этом алфавите 22 угаритские буквы, одинаковые по их звуковому значению с финикийскими, стоят точно в таком же порядке, что и в финикийском алфавите; из остальных 8 букв 3 поставлены в конце алфавита, а 5 размещены внутри него (рис. 59).

Таким образом, угаритское письмо очень близко к финикийскому и по консонантно-звуковому типу (возможное наличие в нем двухтрехслоговых знаков обусловлено ассировавилонским влиянием) и по звуковому значению большинства знаков, и по наличию алфавита, и даже по порядку расположения букв в алфавите. Отличалось угаритское письмо от финикийского совершенно иной, клинообразной формой букв, что тоже объясняется влиянием ассиро-вавилонской клинописи.

59. Угаритский клинописный алфавит (по М. Коэну)
59. Угаритский клинописный алфавит (по М. Коэну)

Надписи, сделанные протосинайским письмом, были открыты в 1904 - 1905 гг. У. М. Питри Флиндерс "а Синайском полуострове, расположенном на пути из Египта в Финикию. На этом полуострове находились древнеегипетские рудники, в которых добывалась бирюза. Рудники эти эксплуатировались трижды: при XII египетской династии, в XVIII в. до н. э.; в эпоху гиксосов, т. е. в XVII - XVI в.; при XVIII египетской династии, т. е. в XV в. до н. э. В связи с этим одни ученые (А. Гардинер) относят протосинайские надписи к XVIII в., другие (К. Зете и Г. Бауэр) -к XVII - XVI вв., третьи (У. М. Питри-Флиндерси У. Ф. Олбрайт) - к XV в. до н. э.

Всего обнаружено несколько десятков надписей (рис. 60, а); часть у входа в копи, часть - в храме богини бирюзы Гатор. Надписи эти содержат по одним данным около 40 знаков, по другим (считая некоторые знаки графическими 'вариантами) - около 32 знаков. Такое небольшое количество знаков позволяет сделать вывод, что надписи выполнены буквенно-звуковым письмом.

В 1916 г. английский ученый А. Гардинер попытался расшифровать протосинайское письмо. Он исходил из предположения, что надписи сделаны на семитском языке и что каждый знак обозначает по принципу акрофонии начальный согласный звук семитского названия предмета, изображаемого этим знаком. На основе такого метода А. Гардинеру удалось расшифровать два семитских слова, встречающихся несколько раз в надписях, посвященных Гатор: b - ' - l - t 'госпожа','богиня'и t - n - t - 'дар'*. В результате была выдвинута гипотеза, что надписи эти сделаны семитскими рабами, работавшими на египетских копях. Графический анализ протосинайских знаков показал, что знаки эти близки по форме к знакам египетского иероглифического письма и к буквам финикийского алфавита. Это позволило выдвинуть гипотезу, что протосинайское письмо является промежуточным звеном между египетской иероглификой и финикийским письмом (см. ниже).

*(В конце 40-х годов расшифровку протосинайских надписей продолжил У. Ф. Олбрайт; согласно его утверждению (см. W. F. Albright. The Early Alphabetic Inscriptions from Sinai and their Decipherment. "Bulletin of the American Schools of Oriental Research", N. Haven, 1948, N 110, p. 6 - 22), ему удалось установить фонетическое значение 19 протосинайских знаков.)

60. Образцы: а) протосинайского, 6) библосского иероглифического письма и в) разновидностей южноаравийского письма (последние - по Ч. Лоукотка)
60. Образцы: а) протосинайского, 6) библосского иероглифического письма и в) разновидностей южноаравийского письма (последние - по Ч. Лоукотка)

Примерно к тому же или даже к более раннему времени (начало II тысячелетия до н. э.) относятся памятники другой древнейшей системы письма западных семитов. Это так называемое "псевдоиероглифическое" письмо Библоса, открытое в 20 годах XX в. М. Дюнаном.

Общее количество знаков этого письма - около 120, что позволяет считать библосское письмо слоговым. По своей форме библосские знаки являются схематическими изображениями животных, растений, зданий или же геометрическими фигурами, в связи с чем эти знаки получили название "псевдоиероглифических" (рис. 60, б). Многие из библосских знаков сходны с египетскими иероглифами, другие - с критско-минойскими знаками, третьи - с финикийскими буквами.

В середине 40-годов библосское письмо было частично расшифровано Э. Дормом*.В результате установлено, что письмо это служило для (передачи архаического финикийского языка и что письмо это слоговое, причем знаки его обозначают или согласную + гласную или же гласную + согласную. В связи со всем этим выдвинута гипотеза (см. ниже), что основой для финикийского алфавита послужило библосское письмо.

*(Е. Dhоrm. Dechifrement des inscriptions pseudohieroglyphiques de Byb-los, "Syria", Paris, -1, t. 25, fasc. 1/2.)

Надписи, сделанные протоханаанским письмом, были открыты в 30-х годах XX в. на территории Палестины. Древнейшие из них относятся специалистами (А. Гардинером, У.Ф. Олбрайтом и др.) к XVIII - XVII вв. до н. э.; позднейшие - к XIII в. до н. э. Такая датировка позволяет сделать вывод, что надписи эти принадлежали доеврейскому населению Палестины, западносемитским племенам хананеев. Протоханаанское письмо не расшифровано, но, судя по количеству встречающихся в нем разных знаков (30 - 40), оно является буквенно-звуковым. Графический анализ протоханаанских знаков показал, что многие из них близки к протосинайским и финикийским буквам; в связи с этим была выдвинута новая гипотеза о протоханаанском происхождении финикийского письма (см. ниже).

Таковы системы письма, применявшиеся западными семитами одновременно или даже до возникновения финикийского алфавита.

Почти одновременно с финикийским или немногим позже - в конце II или в начале I тысячелетия до н. э. - возникли южносемитские системы письма. Эти системы были созданы в древних государствах Аравийского полуострова - в царствах Маин, Катабан, Хадрамаут - и существовали до арабского завоевания этих государств, т. е. до середины I тысячелетия н. э. (рис. 60, в). Древнейшие южносемитские надписи относятся к VIII в. до н. э. К началу XX в. надписи эти были расшифрованы Ж. Галеви, Е. Литтманом и др.

Происхождение южносемитского письма недостаточно ясно. И по количеству букв, и по их форме письмо это существенно отличается от финикийского; поэтому основой этого письма многие считают некое протосемитское письмо (см. ниже). Во многом отличаясь от финикийского, системы южносемитского письма очень близки друг к другу. Системы эти имеют около 30 согласных букв, большинство которых совпадает (в различных системах) и по звуковому значению, и по форме. На графике южносемитского письма сказалось то, что надписи высекались на камне, металле и других твердых материалах. Буквы писались здесь вертикально, без наклона, на равном расстоянии друг от друга; они имеют почти одинаковую высоту и несколько монотонную, геометрическую форму.

5

Большой теоретический интерес представляет вопрос, как и почему последовательное буквенно-звуковое письмо впервые в истории появилось у западносемитских народов во II тысячелетии до н. э. Этот вопрос нередко подменяется другим, более узким: какая из ранее существовавших систем письма послужила основой для западносемитского буквенно-звукового письма. B качестве такой основы указывались три системы письма - египетская, ассиро-вавилонская и критско-минойская. Все больше сторонников получает также теория в основном самостоятельного возникновения буквенно-звукового письма западносемитских народов.

Гипотеза об ассиро-вавилонском происхождении западносемитского, в частности финикийского, письма была впервые выдвинута в 1877 г. В. Диком и в конце XIX в. развита В. Пейзером, отчасти Ф. Деличем, Г. Циммерном и др.

В настоящее время эта гипотеза почти утеряла сторонников. Крупнейшим ее недостатком является то, что ассиро-вавилонская и финикийская системы письма принципиально различны по типу: первая - в основном слоговая система с довольно точным обозначением гласных звуков и с применением (наряду со слоговыми знаками) логограмм; вторая - чисто звуковая и при этом консонантная система. Таким образом, эта гипотеза никак не может объяснить самого важного в финикийском письме - его последовательного консонантно-звукового принципа. Недостаток этот еще более усиливается тем, что история письма не знает случаев перехода слоговых систем в консонантно-звуковые. Так, Г. Р. Драйвер пишет: "В то время как слоговое письмо может развиться из алфавита, состоящего из согласных, как это показывает эфиопский силлабарий, слоговое письмо является тупиком, из которого нет выхода"*. Это обстоятельство отмечает и французский историк письма Ж. Феврие**. Маловероятно ассиро-вавилонское влияние и на графику финикийского письма, так как линейная форма финикийских букв не имеет ничего общего с клинообразной формой ассиро-вавилонских знаков. Некоторое подкрепление получила ассиро-вавилонская гипотеза после открытия и расшифровки в 30-х годах угаритского письма XV - XIII вв. до н. э. Письмо это, сочетая клинообразную форму знаков с коноонамтно-звуковым их значением, тем самым, казалось бы, могло быть связующим звеном между ассиро-вавилонским и линейным финикийским письмом. Однако попытки вывести угаритские знаки из ассиро-вавилонских (К. Эбелинг), а тем более попытки вывести линейные финикийские буквы из угаритских клинописных положительных результатов не дали (рис. 61).

*(G. R. Driver. Semitic Writing from Pictograph to Alphabet.)

**(J. Fevrier. Hisrtoire de 1'ecriture. Paris, 1948.)

По-новому осветила проблему взаимоотношения угаритского и финикийского письма находка в 1949г. глиняной таблички с угаритским 30-буквенным алфавитом. Еще Ш. Вироло обратил внимание, что знак 'ain в угаритском письме иногда заключался в кружок, подобный кружку финикийского 'ain; в связи с этим Ш. Вироло сделал предположение о возможном влиянии финикийского письма на угаритское. Находка угаритского алфавита подкрепила предположение Ш. Вироло. Как уже отмечалось, в этом алфавите 22 угаритские буквы, одинаковые по" звуковому значению с финикийскими, стоят точно в том же порядке, что и в финикийском алфавите. Из дополнительных восьми угаритских букв три поставили в конце алфавита (так же как это делали греки и римляне при добавлении новых букв к заимствованным ими алфавитам); остальные лять дополнительных букв размещены вблизи от букв, сходных с ними по звуковому значению.

Такое построение угаритского алфавита наводит на мысль, что создатели его были знакомы с финикийским алфавитом* или же, что тот и другой алфавиты являются ответвлениями какого-то болеедревнего и, видимо, 27-буквенного протофиникийского алфавита. А если создатели угаритского письма были знакомы с финикийским (или протофиникийским) письмом, то они, вероятно, заимствовали из него и удобный для передачи всех семитских языков консонантно-звуковой принцип. Но привыкнув пользоваться для письма глиной, не пригодной для нанесения линейных знаков, угаритяне заменили линейную форму букв клинообразной**, хорошо знакомой им по ассиро-вавилонскому письму.

*(В этом случае возникновение финикийского алфавита отодвигается по крайней мере к XIV в. до н. э.)

**(По той же причине перешли от линейных к клинообразным знакам древние шумеры.)

Критско-минойская гипотеза происхождения финикийского письма была выдвинута в конце XIX в. А. Эвансом* и развита X. Шпейдером, Ф. Шапутье, а в последние годы болгарским ученым В. Георгиевым. Первоначально крупным недостатком этой гипотезы была нерасшифрованность минойского письма; поэтому минойские знаки приходилось сопоставлять с финикийскими лишь по форме, независимо от их фонетического значения. Положение изменилось в 50-х годах, когда критско-минойское линейное (слоговое) письмо было частично расшифровано в результате работ чешского ученого Б. Грозного, болгарского В. Георгиева и в особенности английских ученых М. Вентриса и Дж. Чадвика.

*(A. Evans. Scripta minoa, v. 1, Oxford, 1890, p. 77 и след.)

61.Сопоставление некоторых знаков угаритского алфавита со знаками вавилонской клинописи (согласно К. Эбелингу)
61.Сопоставление некоторых знаков угаритского алфавита со знаками вавилонской клинописи (согласно К. Эбелингу)

Проведенное В. Георгиевым* сопоставление финикийских букв с близкими им по значению минойскими слоговыми знаками (означавшими слог, начинавшийся с того или же почти с того согласного звука, который передавался соответствующей финикийской буквой) показало чрезвычайную близость формы финикийских букв и миноиских слоговых знаков. Примерно 14 финикийских букв почти совпадают по их форме с критско-минойскими знаками (см. рис. 62) и лишь около 8 букв более далеки по форме. Что касается названий финикийских букв, то, согласно В. Георгиеву, они были образованы путем замены миноиских названий семитскими словами, хотя бы и иными по смыслу, но соответствующими форме заимствованной буквы и начинающимися с того же звука, который обозначала эта буква. Так, минойская логограмма (скот, имущество), сокровище), которая позднее стала обозначать в минойском линейном письме слог ko (go), при заимствовании ее финикийцами получила, по В. Георгиеву (в соответствии с формой знака и с его звуковым значением), семитское название gimel - верблюд.

*(В. Георгиев. Происхождение алфавита. "Вопросы языкознания", 1952, № 6; см. также В. Георгиев. Проблемы минойского языка. София, 1953.)

62. Сопоставление финикийских букв со знаками линейного критского письма (из статьи 'Письмо' И. Дьяконова, В. Истрина, Р. Кинжалова - БСЭ,изд. 2)
62. Сопоставление финикийских букв со знаками линейного критского письма (из статьи 'Письмо' И. Дьяконова, В. Истрина, Р. Кинжалова - БСЭ,изд. 2)

63. Сопоставление финикийских букв с египетскими иероглифами, синайскими письменами и с египетскими иератическими знаками (из статьи 'Письмо' И. Дьяконова,В. Истрина, Р. Кинжалова - БСЭ, изд. 2)
63. Сопоставление финикийских букв с египетскими иероглифами, синайскими письменами и с египетскими иератическими знаками (из статьи 'Письмо' И. Дьяконова,В. Истрина, Р. Кинжалова - БСЭ, изд. 2)

В качестве дополнительных аргументов сторонники критско-минойской гипотезы ссылаются на свидетельства греческих авторов Диодора Сицилийского и Фотия. Согласно Диодору: "В то время как одни утверждают, что буквы были изобретены сирийцами, а у них научились финикийцы, передавшие их затем эллинам (причем передали их именно те, которые приплыли с Кадмом в Европу), и что поэтому эллины называют буквы финикийскими, другие (речь идет о критянах) говорят, что финикийцы не были первыми изобретателями букв, а только изменили форму букв и, так как большинство людей пользуются этим письмом, то его и называют изобретенным финикийцами". Согласно Фотию (IX в.), самое название "финикийское письмо" обусловлено (по утверждению критян) не тем, что его изобрели финикийцы, а тем, что для этого письма применялись в качестве материала листья финиковых пальм ("Финикийские буквы. Лидийцыи ионийцы возводят их финикийцу Агенору. Им возражают критяне, говоря, что название происходит от писания на пальмовых листьях")*.

*(В. Георгиев. Происхождение алфавита, стр. 80.)

Несмотря на внешнюю убедительность, у критско-минойской гипотезы имеются очень уязвимые места. Во-первых, уже отмечалось (гл. 5), что расшифровка критско-микенского письма полностью еще не завершена, 'В особенности спорны попытки реконструирования предполагаемых названий минойских букв. Bo-вторых, и это самое главное, критско-микенская гипотеза (так же как и ассиро-вавилонская) никак не может объяснить наиболее важного в финикийском письме - его последовательно звукового характера. Между тем именно это, а не форма букв и не их названия, обусловило особое место, занимаемое финикийским алфавитом в истории письма. Выше указывалась также маловероятность перехода слогового письма в консонантно-звуковое. Наконец, в-третьих, если свести критско-микенскую гипотезу к заимствованию только формы знаков, то даже в этом случае она плохо согласуется с хронологией. Линейное (слоговое) микенское письмо сформировалось к середине II тысячелетия до н. э. Между тем в начале II тысячелетия до н. э. в самой Финикии, в Библосе уже существовало слоговое письмо, многие знаки которого почти совпадают с финикийскими. Больше того, примерно з это же время рядом с Финикией, на Синайском полуострове, а еще раньше в Палестине существовали другие семитские и, судя по количеству знаков, звуковые системы письма (протосинайская и протоха-наанская), графически тоже очень близкие к финикийской. Зачем же финикийцам было искать на Крите то, что они еще раньше имели у себя?

Но как все же может быть объяснена близость формы многих финикийских и минойских знаков? Как справедливо отмечает Ж. Феврие*,в системах письма, построенных по линейно-схематическому принципу с использованием геометрических форм, всегда неизбежны повторения формы знаков, еще У. М. Питри-Флиндер** показал, что форма многих финикийских знаков встречалась в Египте даже до возникновения иероглифического письма в виде марок горшечников. Тем не менее, влияние формы минойских знаков на форму финикийских букв очень вероятно.

*(J. Fevrier. Histoire de 1'ecriture.)

**(W. M F. Petri. The Formation of the Alphabet. London, 1912.)

Египетская гипотеза происхождения финикийского письма имеет наибольшее количество сторонников. Гипотеза эта была выдвинута в конце XIX в. Ф. Ленорманом, а затем в 60 - 70 годах была развита и обоснована тем же Ленорманом и Э. де Руже. При этом де Руже, а вслед за ним И. Тэйлор исходили из иератического египетского письма; Ф. Ленорман и вслед за ним И. Галеви - из иероглифического.

Главное достоинство египетской гипотезы в том, что она основывается не только на сходстве формы египетских и финикийских знаков. Египетское письмо, кроме того, - единственная из древнейших систем письма, в которой широко использовались буквенно-звуковые (консонантные) знаки, в то время как минойское (линейное) письмо было слоговым, а ассиро-вавилонское логографически-слоговым. Общими были в египетском и финикийском письме акрофонический принцип, а также (в отличие от минойского) направление письма справа налево. Наконец, значительно большим, чем минойское, было египетское влияние на культуру финикийцев и других северо-западных семитских народов; в частности в первой половине II тысячелетия до н. э., т. е. в период вероятного возникновения консонантно-звукового семитского письма (см. ниже), в Библосе многие умели читать и писать по-египетски.

Сильное подкрепление получила египетская гипотеза после открытия в 1904 - 1905 гг. на Синайском полуострове в египетских рудниках надписей, знаки которых оказались промежуточными по форме между египесткими иероглифами и финикийскими буквами.

В связи с этим А. Гардинером и независимо от него К. Сете была выдвинута гипотеза, что синайские надписи сделаны семитскими рабами, работавшими на рудниках, что надписи эти составлены на одном из западносемитских языков консонантно-звуковым письмом и что они являются связующим звеном между египетским иероглифическим и финикийским линейным письмом. В СССР крупнейший сторонник этой гипотезы - В. В. Струве.

Согласно В. В. Струве*,семиты, заимствуя египетские иероглифы, придавали им, как правило, новое, иное звуковое значение. Это новое звуковое значениебыло связано попринципу акрофонии с названием и формой заимствованного иероглифа. В соответствии со своей формой иероглиф получал новое семитское название; первый звук этого названия акрофонически становился новым звуковым значением заимствованного знака; например, египетская логограмма h - t ('дом') при заимствовании ее семитами получила, по В. В. Струве, новое семитское название bet ('дом') и соответственно новое звуковое значение b. Таким образом, согласно египетско-синайской гипотезе А. Гардинера, К. Сете, В. В. Струве, финикийские буквы близки к иероглифическим их прототипам по форме, но, как правило, не совпадают с ними по фонетическому значению (рис. 63). Наоборот, согласно египетско-иератической гипотезе И. Тэйлора, финикийские буквы, как правило, совпадают с их предполагаемыми иератическими прототипами по фонетическому значению, но не всегда близки им поформе. Как то, так и другое являются недостатками этих гипотез.

*(В. В. Струве. Происхождение алфавита.)

Есть у протосинайской гипотезы и другое уязвимое место. Прото-синайское письмо было случайным созданием оторванных от своей родины семитских рабов и возникло в отдалении от крупных центров семитской культуры. А это в свою очередь делает более правдоподобным взгляд на протосинайские надписи как на одно из поздних ответвлений, а не как на исходную основу западносемитского письма. Пересмотр египетско-синайской гипотезы стал необходим после открытия в 30-х годах в Палестине протоханаанских надписей. Судя по количеству используемых знаков, надписи эти сделаны буквенно-звуковым консонантным письмом. При этом древнейшие из протоханаанских надписей относятся к XVIII - XVII вв. до н. э. Протосинайские надписи относятся примерно к тому же или даже к более позднему времени (как указывалось, У. М. Питри Флиндерс и У. Ф. Олбрайт относят их к XV в., К. Зете и Г. Бауэр - к XVII - XVI вв., А. Гардинер - к XVIII в. до н. э.). В связи с этим, а также потому, что многие протоханаанокие буквы являются по своей форме как бы промежуточным звеном между протосинайскими и финикийскими линейными буквами, были выдвинуты две новые гипотезы. Первая, выдвинутая А. Гардинером и Т. X. Гастером*, является модификацией прежней египетско-синайской гипотезы. В соответствии с Гардинеровской датировкой протосинайских надписей (XVIII в. до н. э.) сторонники этой гипотезы считают протоханаанское письмо переходной формой от протосинайского к финикийскому. Таким образом, согласно этой теории, западносемитское письмо развивалось по сложному пути Египет - Синай - Ханаан - Финикия.

*(Т. Н. Gastеr. The archaic Inscriptions in Lachisch. London, 1940.)

Вторая гипотеза (У. Ф. Олбрайт, Ф. М. Кросс, Д. Н. Фридман* и др.) основана на датировке синайских надписей XV в. до н. э. Согласно этой гипотезе, протосинайские буквы развивались из древнейших протоханаэнских (XVIII - XVII вв. до н. э.), а протоханаанские - из египетских иероглифических знаков; наряду с этим, более поздние ханаанские надписи XIII в. до н. э. выводятся из протосинайских. Таким образом, по этой гипотезе западносемитское письмо развивалось по еще более сложному пути Египет - Ханаан - Синай - Ханаан - Финикия.

*(F. M. Gross and D. N. Frееdman. Early Hebrew Orthography. N. Haven, 1952.)

Слабым местом обеих гипотез является то, что они опираются только на сходство форм знаков без учета их фонетического значения, так как протоханаанские надписи не расшифрованы.

Сложная проблема происхождения финикийского алфавита усложняется наличием еще одной древней разновидности консонантно-звукового письма - южносемитских надписей, найденных в Аравии. В отношении происхождения южносемитского письма существуют следующие гипотезы. Одни специалисты (М. Дюнан) выводят южносемитские надписи, так же как и другие разновидности семитского письма, из "псевдоиероглифического" слогового письма Библоса. Другие (А. Эванс, X. Йеесен, М. Лидзбарский, отчасти У. Ф. Олбрайт) считают, что южносемитское письмо, так же как и северно-семитское, происходит от протосемитского консонантно-звукового письма (таким письмом обычно считают древнейшие протоханаанские надписи). Третьи (К. Зете, X. Гримм, А. Гардинер) выводят южносемитское письмо, подобно северносемитскому, из протосинайского.

Все большее число сторонников приобретает за последние годы теория в основном самостоятельного возникновения семитского консонанто-звукового письма. Сторонниками этой теории являются авторы двух крупнейших монографий по истории письма - Д. Дирингер и Ж. Феврие*, а также такие специалисты, как Г. Бауэр, Р. Дюссо, Ж. де Грот, И. Фридрих, Р. Вейль и другие; сторон никем этой теории является и автор настоящей работы.

*(D. D fringe г. The Alphabet. London, (2 ed.- 1); J. Fevrier. Histoire de 1'ecriture. Paris, 1948.)

Прежде чем перейти к рассмотрению вариантов этой теории, необходимо еще раз напомнить, что с точки зрения всеобщей истории письма важнейшим достижением финикийцев и других западных семитов было отнюдь не создание удобных по форме букв или акрофонически построенных их названий. Важнейшим достижением этих народов было то, что они впервые в истории человечества создали письмо, основанное на строго звуковом принципе. Именно этим обусловлено, что финикийский алфавит послужил исходной базой для всех более поздних буквенно-звуковых систем письма и сыграл такую большую роль в истории письменности. Именно этим объясняется также острота споров о происхождении финикийского алфавита. Но явление, возникающее в истории впервые, не может быть объяснено внешними влияниями. Причины такого явления надлежит искать в своеобразных общественно-исторических, языковых и других особенностях того народа, у которого оно возникло. Чем же было обусловлено возникновение последовательно-звуковой системы письма у финикийцев и у других соседних с ними семитских народов?

В наибольшей степени это было обусловлено тем, что финикийцы (в несколько меньшей мере также хананеи) были передовым торговым народом Переднего Востока. Между тем интересы торговли, торговых записей и расчетов настоятельно требовали письма, наиболее удобного и простого для обучения и пользования. Требованиям этим соответствовало буквенно-звуковое письмо, так как оно позволяет обходиться минимальным количеством знаков при максимально точной передаче речи. Правда, дошедшие до нас финикийские надписи в своем большинстве имеют иное, мемориальное содержание (посвящения богам, надгробные, строительные надписи и т. п.). Но это, по всей вероятности, объяснялось тем, что надписи такого содержания выполнялись на наиболее долговечных материалах и наиболее долговечными способами (например, гравированием). Что касается торгово-хозяйственных записей, то они, видимо, наносились чернилами на черепки и другие недолговечные материалы*; поэтому они до нас дошли в меньшем количестве.

*(M. Соhen. L'ecriture. Paris, 1953, p. 50.)

Сильно способствовало возникновению чисто звукового письма также консонантное построение корневых основ в семитских языках. Придавая особое значение согласным звукам, оно облегчало выделение их из состава слова. Немалую роль сыграло, кроме того, богатство консонантного состава финикийского языка, наличие в нем большого количества различных согласных фонем, а также то, что почти все финикийские слова начинались с согласных или полугласных звуков. Первое делало маловероятной омонимию (см. ниже); второе облегчало образование консонантно-звуковых знаков по акрофоническому принципу.

Несомненно, облегчило возникновение у западных семитов чисто звуковой системы письма знакомство этих народов с египетскими консонантно-звуковыми знаками. 'Правда, египтяне применяли эти знаки в сочетании с логограммами; это было обусловлено традиционализмом египетской культуры, а также наличием в египетском языке большого количества омонимических корневых основ, для уточнения значения которых требовались детерминативы. Финикийцы, а в известной мере также и хананеи, будучи торговыми народами, быстро выдвинувшимися на историческую арену, были свободны от характерного для египтян традиционализма. Наряду с этим трехсогласный состав большинства семитских корневых основ при богатстве консонантного состава финикийского языка создавал возможность самых разнообразных звуковых комбинаций; тем самым даже при консонантно-звуковом письме почти исключалось омонимическое написание слова; а это позволяло отказаться от детерминативов.

Сочетание перечисленных благоприятных факторов привело к тому, что, по образному выражению А. Мурхауза*,"создание алфавита в то время носилось в воздухе". Недаром у финикийцев почти одновременно возникли столь разные по их графической форме, но одинаковые по последовательному применению консонантно-звукового принципа системы письма, как клинообразная угаритская, линейные финикийская, протосинайская и ханаанская; недаром аналогичные системы письма сформировались несколькими столетиями позже у южных семитов Аравии, были заимствованы у финикийцев евреями, моавитянами, арамейцами и т. п.

*(А. С. Moorhause. The Triumph of the Alphabet. N. Y., 1953.)

Остается вопрос: возникли ли древнейшие из этих консонантно-звуковых систем западносемитских народов (угаритская, финикийская, ханаанская, протосинайская и южносемитские) независимо друг от друга или же у них имелся какой-то общий предок. Принципиально возможны как то, так и другое предположения. Так, Г. Бауэр* считает, что протосинайская, угаритская и финикийская системы письма сформировались в основном самостоятельно; еще большее число исследователей отрицает связь между северносемитскими и южносемитскими (аравийскими) системами письма.

*(Н. Bauer. Der Ursprung des Alphabets. "Der Alte Orient", Bd. ,H. - 2. Leipzig, 1957.)

Однако графическая близость многих южносемитских, финикийских, протосинайских и протоханаанских букв делает более вероятной гипотезу об общем их происхождении. Особняком, казалось бы, стоит угаритская клинопись. Но, различаясь по форме знаков, угаритский и финикийский алфавиты одинаковы по консонантно-звуковому принципу и очень близки по звуковому составу; кроме того, находка в 1949 г. таблички с угаритским алфавитом показала почти одинаковое алфавитное расположение угаритских и финикийских букв, необъяснимое без предположения о связи этих систем письма. Поэтому большинство специалистов считает, что у систем письма западносемитских народов был общий предок. "Невероятно, чтобы эти два алфавита,- пишет, например, Г. Р. Драйвер* о финикийском и южносемитском письме,- были независимыми друг от друга изобретениями. Трудно поверить, чтобы две ветви одной и той же расы могли почти одновременно изобрести алфавиты и придумать столь сходные символы, не вступив в какой-то степени в контакт или не оказав влияния друг на друга".

*(G. R. Driver. Semitic Writing from Pictograph to Alphabet.)

Какое же письмо могло быть основой, из которой возникли древнейшие семитские консонантно-звуковые системы? Выше уже отмечалось, что такой основой навряд ли могло быть критско-минойское линейное письмо, так как это письмо, во-первых, принципиально иное по типу (слоговому) и, во-вторых, потому что древнейшие памятники западносемитского письма (протоханаанского, библосского, а, возможно, также и протосинайского)старше критского линейного письма. Такой основой, казалось бы, могло быть при принятии датировки А. Гардинера протосинайское письмо. Но датировка А. Гардинера (XVIII в. до н. э.) многими оспаривается. Кроме того, протосинайское письмо навряд ли могло стать основой всех древнейших западносемитских систем письма, поскольку оно было случайным созданием семитских рабов, возникшим в отдалении от центров семитской культуры. Маловероятной представляется и гипотеза М. Дюнана*, согласнокоторой основой западносемитских алфавитов является слоговая письменность Библоса. Важнейшим недостатком этой гипотезы, так же как критско-минойской, является принципиально иной (по сравнению со всеми другими западносе-митскими системами) слоговой принцип библосского письма.

*(M. Dunan. Byblia grammata. Beyrouth, 1945.)

64. Схема развития западносемитских систем письма согласно протоханаанской гипотезе (пунктирными линиями отмечены дополнительные влияния, сказавшиеся главным образом на форме букв)
64. Схема развития западносемитских систем письма согласно протоханаанской гипотезе (пунктирными линиями отмечены дополнительные влияния, сказавшиеся главным образом на форме букв)

Наиболее вероятной основой западносемитских систем письма следует считать Протоханаанское письмо XVIII - XVII вв. до н. э. (гипотеза У. Ф. Олбрайта и др.). Признание протоханаанского письма такой основой согласуется с консонантно-звуковым типом этого письма, с формой его букв, близких к протосинайским и финикийским, а также с местом и временем возникновения протоханаанского письма.

Дополнительный аргумент в пользу протоханаанской гипотезы может быть получен из анализа названий финикийских букв. Еще в начале XX в. Я. Шницер* на основе анализа названий финикийских букв склонялся к выводу, что эти названия созданы не финикийцами, а древними евреями. Названия эти (рис. 58) указывают, что народ, их создавший, занимался земледелием и скотоводством (например, alef - 'бык',gimel - 'верблюд', - 'ограда'), рыболовством ( - 'вода', - 'рыба' )и торговлей ( - 'груз'), что народ этот был оседлым, так как он жил в 'домах'(),снабженных 'дверями' (), при постройке которых применялись 'гвозди'();-кроме того, что народ этот был воинственным, так как он применял 'оружие' (); в то же время среди этих названий нет ни одного, которое бы прямо относилось к основным занятиям финикийцев - к мореплаванию, морской торговле и кораблестроению. Поэтому Я. Шиицер считал, что названия финикийских букв больше соответствуют социальному облику древних евреев. Но в той же, если не в большей мере, эти названия соответствуют и социальному облику хананеев.

Окончательное решение по протоханаанской гипотезе может быть принято лишь после расшифровки протоханаанских надписей. В случае принятия этой гипотезы следует считать, что на основе прото-хаяаанскогописьма возникли все остальные семитские системы кон-сонантно-звукового письма - протосинайская, финикийская, угаритская и южносемитские (рис. 64). (При этом алфавитно-буквенный состав каждой из этих систем сохранял значительную общность в соответствии с общностью западносемитских языков; в то же время он видоизменялся, в связи с особенностями консонантно-звукового состава того языка, для передачи которого служила данная система письма; именно этим объясняется, что финикийское письмо имело 22 разных буквы, южносемитское - 29, а угаритское - 30.

Иначе обстояло дело с графикой этих систем. Графика письма почти не связана с языком; поэтому она в наибольшей мере поддается внешним влияниям, а также воздействиям применяемых материалов и орудий для письма. Западные семиты использовали для письма разные материалы (камень, глину, металл и т. п.); в связи с этим графическое сходство большинства западносемитских систем письма может быть объяснено только наличием у них общего предка. Графические же особенности каждой из этих систем были обусловлены различными внешними влияниями, а также различными материалами и орудиями для письма. Так, особенности формы протосинайских букв, возникших в сфере египетской культуры, были обусловлены влиянием египетского письма; буквы финикийского алфавита, видимо, сформировались под египетским и критско-минойским влиянием; клинообразное построение угаритских букв было обусловлено вавилонским влиянием, особенно сильным на севере Финикии, а также традиционным использованием для письма глиняных табличек, неудобных для нанесения линейных знаков.

Что касается названий финикийских букв, то, вероятнее всего, они были созданы позже самих букв и с мнемотехнической целью (для облегчения запоминания звукового значения букв); по-видимому, эти названия возникли на основе замеченного случайного сходства формы букв с различными предметами, наименование которых начиналось со звуков, обозначаемых буквами. Это подтверждается смысловой близостью названий многих букв, стоящих в алфавите рядом (например, 'рука' и 'ладонь', 'вода' и 'рыба', 'глаз' и 'рот', 'голова' и 'зуб'). Мнемотехническое назначение названий букв делает, кроме того, понятными случаи недостаточной близости между названием и формой буквы; ведь, если название служило только для запоминания звукового значения буквы, связь между названием и формой буквы желательна, но не обязательна.

Наибольшую трудность представляет вопрос о взаимоотношении протоханаанского и библосского "псевдоиероглифического" письма; каким образом эти две системы, возникнув у западных семитов примерно в одну и ту же эпоху, оказались принципиально различными по типу (консонантно-звуковому в одном случае, слоговому - в другом), хотя и близкими по форме многих букв.

Сложная проблема возникновения у западносемитских народов исторически первого, последовательного буквенно-звукового письма может быть разрешена лишь на основе учета не одного, а нескольких благоприятствовавших этому факторов. Важнейшими из этих факторов были: общественно-исторические особенности западносемитских народов и особенности их языков (см. стр. 215 - 216). Первый из этих факторов обусловил появление буквенно-звукового письма, второй - облегчил его появление. Сыграло роль также знакомство западных семитов с системами письма других народов. При этом наибольшее влияние оказало египетское письмо, поскольку в нем имелись консонантно-звуковые знаки; что касается критско-минойского и ассиро-вавилонского письма, то они, вероятно, повлияли лишь на графику некоторых из западносемитских письменных систем

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://genling.ru/ 'Общее языкознание'
Рейтинг@Mail.ru