НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава 2. ВОПРОСЫ ТЕРМИНОЛОГИИ И КЛАССИФИКАЦИИ

1

Упорядоченность терминологии является одним из условий успешного развития науки. 'К числу понятий, которые долженбыть уточнены или даже заново введены в теорию письма, относятся следующие: "система письма", "типы письма", "семейства систем письма", "письменный знак", его "значение" и "графема", "иероглиф", "буква", "алфавит", "основные орфографическиепринципы письма" и некоторые другие. Требует уточнения также типологическая классификация письма.

Понятие "системаписьма" может быть определено как исторически сложившееся и упорядоченноеписьмо того или иногонарода *. Каждая система письма характеризуется ее назначением (для передачи того или иного языка),ее типом (например, слоговым, звуковым и т. п.), составом, значением и формой письменных знаков, а также основными орфографическими принципами.

*(Некоторыенародыприменяли одновременнопо две системы письмо, разнившиеся главным образом в графическом отношении(например, кириллица и глаголица у славян, катакана и хирагана в Японии, брахми и кхарошти в Индии).)

Всякая сложившаяся система письма использует тот или иной составписьменных знаков. Знаки этислужат для передачи целых слов, отдельных слогов или же звуков*, т. е. имеют свое определенное значение. Кроме того, письменный знак обладает типовой графической формой, присущей ему как носителю того или иного значения и обусловливающей его узнавание независимо от индивидуальных и историческименяющихся почерков; эта типовая форма знака может быть названа его графемой (для буквы"ш"в русском письме - три вертикальные черты, соединенные в нижних их концах). Поскольку письмослужит для передачи языка, постольку наиболее важным признаком письма является не графическая форма письменных знаков, а то, какие элементы языка (целые сообщения, отдельные слова, слоги или звуки) обозначаются знаками (или изображениями) . В соответствии с этим обычно устанавливается четыре основных типа письма, традиционно называемые "пиктографическим" (от латинского слова picto - 'рисую'и греческого -'пишу',т. е. буквально "рисуночное письмо"), "идеографическим" (отгреческих слов - 'идея','понятие'и т. е. буквально "письмо понятий") ."слоговым" и"буквенно-звуковым"**.

*(Пиктографическиеизображения, передающие целые сообщения, здесь не упомянуты, так как они "систем письма" необразуют.)

**(И. Гельб в своей монографии ("A Study of Writing". Chicago, 1952 см. например, стр. 14), наряду с перечисленнымичетырьмя категориями письменных знаков (передающих звуки, слоги, словаили целые "фразы"),выделяет еще одну, пятую категорию. И. Гельб называет знаки этой категории "просодическими знаками", т. е. знаками, передающимиразличные особенности звуков(долготу, акцент, ударение, тон), атакже паузы и интонация. Несомненно,такие знакиобразуют отдельную категорию или, вернее, даже две категории письменных знаков: 1) знаки, служащие для уточнения тех или иных особенностей звукаили слога, обозначенногоосновным буквенно-звуковым или слоговым знаком; 2) знаки, служащиедля обозначения интонаций, пауз и членения речи. Однакокак та, так и другая категория знаковсистем и типовписьма не образует, всегда применяется в сочетании с основнымибуквенно-звуковыми, слоговымиили даже логографи четкими знаками и выполняетпо отношению к ним вспомогательную роль (см. гл. 9 настоящей работы).)

2

"Пиктографическое" письмо - исторически самый первоначальный тип письма. В настоящее время таковым является письмо американских индейцев, народов КрайнегоСевера и т. д.

Почти каждый памятник пиктографического письма (пиктограмма) представляет собой сложный рисунок или же серию рисунков, как бы "рассказ в картинках"; рисунок этот самостоятельно передает (а не иллюстрирует) какое-либо целоесообщение, графически почти не расчлененное на отдельные слова изобразительными элементами пиктограммы. В связи с этим пиктограмма обычно отра-.жает только содержание речи и не отражает языковые формы. Кроме того, изображения, применяемые в пиктографии, обладают (в отличие от идеографии) еще очень нестабильным и не всегда однозначным характером; именно поэтому различные разновидности пиктографии не могут быть названы "системами письма".

Во многих работах по вопросам письма пиктография определяется принципиально иначе. Ряд авторов считает, что пиктограммы передают не высказывания или сообщения, т. е. не речь, а непосредственно "мысли" или "образы восприятия и представления", т. е. явления мышления, не облеченные в слова. Так, И. М. Дьяконов* определяет пиктографию "как наиболее ранний способ фиксации мысли для общения на расстоянии или через какой-либо промежутоквремени". Еще более категорически высказывается А. Г. Опиркин **. "Рисуночное письмо,-пишет он,-лишено непосредственной связи с языком. Оно фиксирует не речь, а непосредственно образы восприятия и представления".

*(И. М. Дьяконов. Пиктография. БСЭ, изд. 2, т. 33, 1955, стр. 33.)

*(А. Г. Спиркин. Происхождение языка и его роль в формировании мышления. В сб.: "Мышление и язык". М.,1957,стр. 61.)

Такое понимание пиктографии очень опорно: оно как бы предполагает возможность изначальной непосредственной связи между письмом и мышлением. Между тем, как указывалось выше (см. гл. 1), связи типа "понятие - письменный знак" могут возникать, но лишь на базе ранее существовавших связей типа "понятие - слово - письменный знак" в результате многократного их повторения. Следовательно, для пиктографии, как для самогопервоначального, незакрепленного и нестабильного письма, связи типа "понятие - письменный знак" были еще невозможны.

Понимание пиктографии как письма, отражающего не речь, а "непосредственно образы восприятия и представления", могло бы быть отчасти оправдано лишь в случае, если бы пиктограммы (подобно первобытному искусству, на основе которого они возникли) передавали только индивидуальные конкретные ситуации и, наоборот, не передавали бы никаких общих, а тем более абстрактных понятий. В частности, именно так понимает пиктографию А. Г. Спиркин*. В связи с этим он относит начало пиктографического письма к неандертальскому человеку, т. е. ко времени, когда еще только формировались зачатки членораздельной речи, а мышление оперировало в основном материалом конкретных, наглядных представлений.

*(Там же, стр. 61.)

Утверждение это ошибочно в двух отношениях. Во-первых (см. гл. 3),от мустьерской культуры, к которой относится неандертальский человек, до нас не дошло никаких изобразительных памятников, кроме бесформенных следов краски; не выдерживает критики пиктографическое истолкование и древнейших памятников первобытного искусства, относящихся к ориньяко-солютрейской культуре. Следовательно, даже зарождение пиктографии может быть отнесено никак не ранее, чем к мадленской культуре (25 - 1 тыс. лет до н. э.); а в этот период уже сформировалась членораздельная речь и образовались общие и абстрактные понятия*, существование которых невозможно без оформления их в словах. Во-вторых, во многих памятниках пиктографического письма фактически применяются символические и условные изображения, передающие отвлеченные понятия (рис. 6).

*(В. В. Бунак. Происхождение речи по данным антропологии. В сб.: "Происхождение человека и древнее расселение человечества". М., 1951, стр. 221 и 276 - 276.)

Таким образом, утверждение, будто бы пиктографическое письмо "лишено непосредственной связи с языком", будто бы оно фиксировало "не речь, а непосредственно образы восприятия и представления",- очень неточно. В отличие, например, от музыки, отчасти танца, или произведений архитектуры (см. стр. 22 - 2), пиктограммы всегда передавали какие-либо сообщения, оформленные в словах (устно или письменно); при "чтении" пиктограмм их содержание тоже формулировалось словесно(вслух или про себя). Правда, словесные формулировки содержания пиктограммы у ее "автора" и у ее "читателя" никогда не были и даже не могли быть тождественны, всегда значительно разнились. Однако это нисколько не опровергает положения, что пиктография служила для передачи речи, так как словесно оформленное сообщение не что иное, как речь. Это только доказывает, что пиктография, являясь самым первоначальным, зачаточным письмом, передавала речь еще очень несовершенно, и, в частности, не отражала языковых форм.

3

Важнейшим отличием идеографического письма(в наиболее чистом виде - древнейшее шумерское, древнейшее китайское письмо, а также цифры, математические, химические, астрономические и другие научно-технические знаки) от письма пиктографического обычно считают условную, а не изобразительно-картинную форму идеографических знаков (идеограмм).

Такое различение идеографии и пиктографии, основанное главным образом на этимологии слова "пиктография", неправильно как методологически, так и фактически. Методологически это утверждение неверно, так как типологическую классификацию письма необходимо строить, исходя не из формы знаков, а из того, какие элементы языка эти знаки обозначают. Неверно это утверждение и фактически. Правда, идеограммы обычно более условны и схематичны, чем пиктограммы. Однако некоторые пиктограммы тоже имели условный характер (см. рис. 2).С другой стороны, во многих в основном идеографических (например, в египетской иероглифике) и даже в некоторых фонетических системах (например, в финикийской) письменные знаки долго сохраняли первоначальную картинную форму.

Важнейшим отличием идеографии от пиктографии следует считать не форму знаков, а их значение. Идеографический знак обозначает, как правило, или отдельное слово, или его знаменательную часть (например, корневые морфемы в сложных китайских словах, образованных путем слияния первоначальных однослоговых слов, или корневые основы грамматически изменяющихся японских и корейских слов*);кроме того, многие современные идеограммы (например, научно-технические знаки - см. стр. 13) передают научные термины, выражаемые как отдельным словом, так и целым словосочетанием.

*(Морфема - минимальная составляя часть слова, выражающая какое-либо значение. Морфемы подразделяются на корневые (знаменательные), являющиеся носителями основного значения слова (например, пар-овоз) и на аффиксальные, служащие для словообразования (например, пар-овоз-ик) или для словоизменения (например: пар-о-воз-ик-ом).Корневой основой обычно называют совокупность корневых морфем данного слова. )

В связи с таким значением идеограмм идеографическое письмо отражает речь более точно, чем пиктографическое. Наряду с содержанием речи, оно обычно передает также членение речи на слова, синтаксический порядок слов, а в ряде случаев (см. ниже) и фонетическую сторону речи.

Благодаря такому значению идеографических знаков, они более стабильны и однозначны, чем пиктограммы, образуют в отличие от последних устойчивые системы письма.

Таким образом, как только в пиктографическом письме того или иного народа за наиболее часто применяемыми изобразительными элементами пиктограмм закрепляется определенное словесное значение, как только почти каждый знак начинает обозначать определенное слово (или его знаменательную часть), так пиктографическое письмо становится "идеографическим", несмотря на то, что многие его знаки иногда сохраняют свою первоначальную картинную форму.

Как в прежних, так и в некоторых современных работах по теории и истории письма идеограмму понимают иначе; ее определяют как письменный знак, обозначающий не слово, а понятие. Так, А. С. Чикобава следующим образом определяет идеографический принцип письма*: "Письмо изображает понятия, независимо от того, как называются эти понятия. Это принцип идеографический (греческое -мысль, идея)".

*(А. С. Чикобова. Введение в языкознание, ч. 1. М., 1952, стр. 176.)

Такое определение, основанное на буквальном понимании несовсем удачного термина "идеография", так же как разобранное выше определение пиктографии, предполагает возможность изначальной непосредственной связи между письмом и мышлением, причем мышлением, значительно продвинувшимся по пути к абстракции. Между тем, если конкретные,наглядные представления, как отмечалось выше, могут иногда существовать без словесной их оболочки, то понятия первоначально всегда оформляются словесно*.

*(Связи типа "понятие - письменный знак" вполне возможны (см. гл. 1), но лишь как вторичные, производные от первоначальных связей типа "понятие - слово - письменный знак".)

Сторонники традиционного определения идеограммы как знака, обозначающего не слово, а понятие, обычно выдвигают в его защиту тот факт, что многие идеографические знаки (например, современные цифры) применяются народами, говорящими на разных языках. Отсюда делается вывод: если идеограмма может обозначать разные слова (в разных языках),то, 'Следовательно, она и связана не со словом, а непосредственно с понятием. Вывод этот незакономерен. Одна и та же идеограмма, действительно, может обозначать разные слова в разных языках. Но в пределах каждого данного языка она связана с определенным словом этого языка; так, цифра 3 для русского обозначает слово 'три', для француза - 'труа', для немца - :драй и т. д. В обоснование традиционного понимания идеографии иногда ссылаются также на современные вычислительные и другие кибернетические машины, оперирующие со знаками-понятиями без какого-либо словесного их оформления. Однако в этом случае мы тоже имеем дело со вторичным, искусственно достигнутым упрощением первоначально необходимой связи "понятие - слово - знак".

В соответствии с разобранным новым пониманием "пиктографии" и "идеографии" назрела необходимость пересмотра и их наименований. Так, пиктографию (как тип письма) многие авторы;

(X. йенсен, Ж. Феврие и др.) уже давно предлагали называть "синтетическим письмом", т. е. графически не расчлененным на отдельные слова, сохраняя термин "пиктографический" только для обозначения картинной формы знаков (независимо от их значения).Вместо термина "идеография" ("письмо идей"), теми же и другими авторами предлагались термины "письмо слов" ("Wortschrift", "Ecrituredemots").Мы также будем в дальнейшем применять вместо "идеографии" и "идеограммы" новые, более точные термины "логография" и "логограмма" (от греческого - "слово")*, а вместо "пиктографии" - "картинно-синтетическое письмо", сохраняя лишь термин "пиктограмма", которому замена еще не найдена**.

*(Термин впервые предложеннами.)

**(Некоторыми авторами (например, И. Гельбом) предлагался не совсем точный термин "фразеограмма".)

Логограммы как знаки, обозначающие слова, должны быть подразделены на две категории. Одни логограммы (например, китайские идеографические иероглифы) непосредственно связаны со значением слов; другие (например, китайские "фонетические иероглифы") непосредственно связаны с фонетической стороной слов. Различие между логограммами этих категорий наиболее ярко проявляется в том, что первые из них нередкоприменяются для обозначения нескольких синонимов (несмотря на разное их звучание), а вторые - для обозначения нескольких омонимов (несмотря на разницу их значения). Поэтому для точного обозначения слова при логографическом письме обычно требуется сочетание логограмм первой и второй - категории; такое сочетание особенно характерно для современного китайского письма.

В различных работах по вопросам письма логограммы этих двух категорий называются по-разному. Так, логограммы первой категории называют "идеограммами" (в узком смысле этого слова), "идеографическими иероглифами", "смысловыми определителями", "детерминативами", "ключевымизнаками" и т. п.; логограммы второй категории называют "фонограммами", "фонетиками", "фонетическими иероглифами". Здесь также необходимо упорядочение терминологии. При замене термина "идеограмма" термином "логограмма" знаки первой категории правильнее всего именовать "идеографическими логограммами", знаки второй категории - "фонетическими логограммами".

Наряду с терминами "идеографическая логограмма" и "фонетическая логограмма" должен быть сохранен также термин "смысловой определитель" ("детерминатив"). Однако термин этот надлежит употреблять в более узком смысле - для указания на особое применение "идеографических логограмм", т. е. тогда, когда логограммы используются не как самостоятельные знаки слов, а как вспомогательные (непроизносимые) идеографические знаки, уточняющие значение омонимически звучащих фонетических логограмм. Так, например, китайская идеографическая логограмма 'женщина' может применяться самостоятельно для передачи слова 'женщина'. Но она может 'быть использована и для уточнения значения китайской фонетической логограммы та (см. гл. 4, раздел 9), обозначающей несколько омонимически звучащих слов ('лошадь', 'мать', 'ругаться'). Bпоследнем случае идеографическая логограмма 'женщина'выступает в роли "смыслового определителя" ("детерминатива"), т. е. указывает, чтота следует понимать как 'мать'(рис. 26).

Как особая, наиболее совершенная разновидность логографического письма может быть выделено "морфемо-логографическое письмо". В отличие от логографии в ее чистомвиде знаки этого письма обозначают, как правило, не целые слова, а отдельные морфемы, входящие в состав сложных слов; поэтому такие знаки могут быть названы "морфемограммами".

Образцом морфемо-логографического письма является современная китайская иероглифика. Большинство современных китайских многослоговых слов образовалось по принципу слияния первоначальных однослоговых слов, превратившихся в многослоговых словах в корневые морфемы (см. гл. 4, раздел 8).Аналогично этому и китайские иероглифы, обозначавшие первоначально однослоговые китайские слова, впоследствии начали применяться для обозначения соответствующих корневых морфем, входящих в состав многослоговых слов. (В связи с этим некоторые ученые, например М. Коэн*, утверждают, будто китайское письмо является "идеографически-слоговым", а китайские иероглифы, используемые для обозначения частей многослоговых слов следует считать "слоговыми знаками".

*(М. Соhеn. L'ecriture. Paris, 1953, p. 26.)

Утверждение это очень неточно. Отдельные части китайских многослоговых слов, обозначаемые иероглифами, представляют собой не только, даже не столько фонетические единицы-слоги, сколько смысловые единицы - корневые морфемы. В особенности это подтверждается практикой применения в китайском письме так называемых "ключевых знаков" (детерминативов), служащих для уточнения смысловогозначения омонимически звучащих слов, передаваемых фонетическими логограммами (см. гл. 4, раздел 9). При написании многослоговых слов, возникших путем слияния первоначальных однослоговых, "ключевые знаки" обычно применяются для уточнения значения не всего многослогового слова, а каждой его однослоговой части, обозначенной соответствующей фонетической логограммой. Так, современное китайское слово mama ('мама') возникло путем удвоения первоначального однослогового слова та и при письме передается двумя фонетическими иероглифами та (рис. 26).Уточняющий же значение этого слова ключевой знак 'женщина' ставится не после всего слова mama, а повторяется после каждого из иероглифов та. Такое применение ключевых знаков подтверждает, что однослоговые части слова mama понимаются при письме не как фонетические единицы - слоги, а как смысловые единицы - корневые морфемы.

Другой особой разновидностью логографии следует считать современные научные знаки (см. главу 9, раздел 2).Особенность этих знаков в том, что они обозначают не обычные слова, а научные термины. В свою очередь термины отличаются от обычных слов, во-первых, более узкой областью их применения, во-вторых, большей точностью их семантических границ и, в-третьих, тем, что термин, как и выражающий его знак, может соответствовать не только одному слову, но и целому словосочетанию. Отсюда следует, что подобно тому как термины являются разновидностью слов, так и научные знаки являются особой разновидностью логограмм. Знаки эти могут быть названы "терминограммами"*.

*(В прежних работах по истории письма эти две разновидности логографии (морфемограммыи терминограммы) не выделялись, и термины эти вводятся впервые.)

В работах по вопросам письма часто применяются также выражения "иероглифика", "иероглифическоеписьмо", "иероглифы". Как известно, слово "иероглифы" было введено греками для наименования древнеегипетских письмен и в переводе означает "священные (письмена), высеченные на камне". В настоящее время слова "иероглифы" и "иероглифика" получили более широкое применение. Они используются не только в отношении древнеегипетской, но и ряда других систем письма (китайской, критской, хеттской и т. д.), причем нередко с различными и не всегда правильными оттенками значения.

Исходя из анализа применения этих слов, иероглифическим письмом, видимо, следует называть письмо, знаки которого (иероглифы): 1) имеют в основном логографическое значение и 2) хотя бы частично сохраняют изобразительную форму.

Первое подтверждается тем, чтотермин "иероглифика" почти никогда не относился к пиктографии или к системам письма чисто слогового или чисто звукового типа. Это подтверждается характерным случаем с письмом, открытым в 20-х годах XXв. в финикийском городе Библосе*. Первоначально предполагалось, что знаки этого письма представляют собой логограммы; поэтому библосское письмо получило название "иероглифического". Впоследствии было установлено, что библосское письмо - слоговое; в связи с этим его начали называть "псевдоиероглифическим".

*(См. стр. 206 и рис.)

Второе подтверждается тем, что "иероглифами" почти никогда не назывались условные письменные знаки, полностью утерявшие изобразительную форму (например, знаки клинописи). Так, в египетском письме "иероглифической" обычно называется древнейшая его разновидность, знаки которой сохраняли изобразительную форму, в отличие от "иератической" и "демотической" разновидностей, знаки которых утеряли изобразительный характер. По этому же признаку противопоставляется друг другу иероглифическое и клинописное хеттское письмо.

Во многих работах по истории письма применяется также выражение "гетерограмма" (или "псевдоидеограмма"). Гетерограммой называется логографичеекий знак или комплекс слоговых либо буквенно-звуковых знаков, которые первоначально служили для передачи какого-либо слова одного языка, а затем начали применяться для передачи соответствующего по значению слова другого языка. Гетерограммыобычно появлялись в письменности тех народов, которые заимствовали у других народов письмо и литературный (письменный) язык, а впоследствии стали использовать заимствованное письмо для передачи своего языка. Так, например, японцы, заимствовав китайское письмо и приспособив его к передаче своего языка, стали читать китайский иероглиф 'человек'не по-китайски (жэнь),а по-японски (хито).Аналогично этому древние персы, заимствовав арамейское письмо, слово 'царь'продолжали писать по-арамейски (m - I - k),а читать его по-персидски (sah). В последнем случае комплекс буквенно-звуковых знаков, передававших арамейское слово m - 1 - k, которое читалось по-персидски sah, превращался как бы в идеографическую логограмму (отсюда и происхождение терминов "гетерограмма" и "псевдоидеограмма"). Гетерограммы особенно часто применялись в хеттской клинописи (см. стр. 152), в персидско-арамейском (см. стр. 228), а также в японском письме (см. стр. 180).

4

Слоговым письмом (индийские системы брахми, деванагари, японская кана и др.) называется письмо, знаки которого обозначают слоги и слогообразующие звуки (например, гласные).

Отметим три случая не совсем правильного применения понятия "слоговое письмо".

Первый, уже разобранный выше случай,- это в отношении современного китайского письма.

Второй случай - это применение термина "слоговые знаки" в отношении некоторых знаков древнеегипетского письма. Вписьме этом обычно различаются три категории знаков: 1) знаки, обозначающие целые слова; 2) знаки, обозначающие сочетания издвух (или нескольких) согласных или неслоговых гласных звуков египетского языка и применявшиеся для обозначения частей какого-либо слова (например, сочетание s - t); 3) знаки, обозначающие отдельные; согласные или неслоговые гласные египетского языка.

Первая категория знаков представляет собой типичные логограммы (идеографические или фонетические); третья - консонантно-звуковые знаки. Что касается знаков второй категории (рис. 51), то они получили в мировой литературе наименование "слоговых". В отношении египетского консонантного письма такой термин крайне неточен. "Слоговой знак" - это знак, передающий слог, т. е. изолированную гласную или же сочетание гласного звука с согласным. Между тем в египетском консонантном письме гласные вообще не обозначались. Поэтому термин "слоговой знак" в применении к египетскому письму следует понимать лишь как условное, традиционное название знака, передающего сочетание из двух и более согласных (в отличие от односогласных буквенно-звуковых знаков египетского письма) и используемого (в отличие от логограмм) для обозначения отдельных частей слов. Правильней же всего такие знаки называть не "слоговыми", а "двухконсонантными".

Третий случай неточного применения термина "слоговые знаки" - это в отношении корейского письма. В основе современной корейской системы письма (кунмун) лежит около 40 простейших буквенно-звуковых знаков (рис. 49).Однако знаки эти используются лишь в строго определенных слоговых сочетаниях; в корейском наборном шрифте каждому такому слоговому сочетанию соответствует определенная лигатура. В связи с этой особенностью корейского письма его иногда тоже называют "слоговым", что является, конечно, неправильным. Поскольку в основе корейского письма лежат буквенно-звуковые знаки, которые, хотя и применяются в определенных слоговых сочетаниях, но пишутся раздельно и, кроме того, образуют самостоятельный алфавит, постольку корейское письмо следует считать разновидностью не слогового, а буквенно-звукового письма. Наиболее точное наименование для этой разновидности - "лигатур-но-звуковое письмо".

5

Звуковым письмом (например, финикийская, греческая, латинская, русская, арабская и другие системы письма) называется такое письмо, знаки которого (буквы) обозначают, как правило, отдельные звукиречи или фонемы*.

*(Фонемами (при применении этоготермина к системам буквенно-звукового письма) следует называть те звуки данного языка, при изменении которых обычно меняется и значение слова (например, в русском языке стал, стол, стул, стыл).)

Взамен терминов "звуковое" или "буквенно-звуковое" письмо иногда применяется термин "алфавитное письмо" 17.Такое применение этого термина не совсем правильно. Термин "алфавит" обычно используется для обозначения совокупности знаков той или иной системы письма, расположенных в определенном традиционно установленном порядке. Правда, исторически алфавит (в указанном его понимании) впервые возник в древнейших буквенно-звуковых системах (в финикийской, угаритской, древнееврейской, еще ранее в египетском письме). Однако в настоящее время алфавиты имеют и многие слоговые системы - японские катакана и хирагана (рис. 48), индийская деванагари (рис. 45) и др.**, каждая из этих систем использует строго определенную совокупность знаков, которые при их перечислении (в словарях, учебниках и т. п.) всегда располагаются в одинаковом, исторически установившемся "алфавитном порядке". Таким образом, наличие алфавита не является особенностью, характерной только для буквенно-звуковогописьма.

*(См., например, статью "Алфавит" (БСЭ, изд. 2, т. 2, 1950),а также I. Gеlb. A Study of Writing, p. 248.)

**(См., например, алфавит хинди в "Хинди-русском словаре" (М., 1953),алфавит катакана и хирагана в "Русско-японском словаре" (М.,1950) и т. п.)

Термин "алфавит", видимо, неприложим лишь к системам перечисления знаков, применяемым в различных разновидностях логографического письма. Это обусловлено тем, что ассортимент знаков, используемых в логографическом письме, очень велик и недостаточно стабилен; так, в китайском письме исторически применялось более 40 тыс. разных иероглифов, из которых к настоящему времени применяется лишь 5 - 6 тыс. В связи с этим не отличается стабильностьюи порядок перечисления иероглифов, используемый в китайских словарях и учебниках. Кроме того, наиболее часто употребляемый в китайских словарях порядок расположения иероглифов строится не на фонетичском, а на графически-смысловом принципе (по смысловым определителям и по степени графической сложности иероглифов).

Особо следует отметить, что буквенно-звуковые (а также слоговые) знаки используются не только длясамостоятельного написания слов, но и в дополнение к логограммам. В последнем случае их именуют "фонетическим дополнением". В истории письма фонетические дополнения применялись в двух разных целях: 1) для передачи меняющихся грамматических окончаний слова, обозначенного логограммой (например, добавление буквенных знаков "мя" к логографическому знаку "З" для обозначения творительного падежа - "Змя"); 2) для уточнения значения идеографической логограммы, в особенности в тех случаях, когда она служила для обозначения нескольких семантически близких слов. Так, шумерская логограмма, изображавшая женскую грудь, могла, кроме слова 'грудь' обозначать также слова 'сын' (dumu), 'маленький'(tur) и 'мальчик' (banda); в последнем случае для уточнения значения этой логограммы к ней добавлялся в качестве "фонетического дополнения" слоговой знак da.

Буквенно-звуковые системы письма могут быть подразделены на два основных вида: 1) на консонантно-звуковые системы (финикийское, угаритское, древнееврейское, арамейское, арабское письмо и др.), в которых письменные знакиобозначают в основном только согласные звуки речи; гласные звуки в этом письме или совсем не указываются, или указываются при помощи близких к ним согласных букв (так называемый способ matreslectionis), либо при помощи особых надстрочных и подстрочных значков; 2) на вокализованно-звуковыесистемы (греческое, латинское, русское письмо и др.), в которых письменные знаки обозначают в равной мере как согласные, так и гласные звуки речи.

Некоторые зарубежные историки письма - И. Гельб* ,отчасти М. Коэн** - считают консонантно-звуковое письмо разновидностью слогового. По утверждению этих авторов любая буква финикийской, арамейской, еврейской, арабской и других семитских систем письма, причисляемых обычно к консопантно-звуковому типу, передает не согласный звук, а слоговое сочетание "согласный плюс неопределенный гласный". Так, по И. Гельбу, финикийская буква bet (рис. 58) передает не звук b, а слоговое сочетание bх; буква dalet - не звук d, а сочетание dx; gimel - не звук g, a gx; во всех этих случаях х обозначает неопределенный (любой) гласный.

*(I. Gе1b. AStudyofWriting, p. 120 - 152.)

**(M. Cohen. La grande invention de 1'ecriture et son evolution. Paris, 1958, p. 140 - 141.)

Такая слоговая трактовка консонантно-звуковых систем письма была бы возможной, если бы в финикийском, еврейском, арабском и в других семитских языках действовал закон недопустимости смежных и конечных согласных, т. е. если бы каждый согласный звук в этих языках всегдасопровождался бы гласным звуком; в этом случав мы могли бы считать, что betобозначает "bx", dalet - "dx", gimel - "gx" и т. п. В действительности в семитских языках нередко встречаются и смежные и конечные согласные (например, uktub! - "пиши!" в классическом арабском). Следовательно, семитские буквы, по крайней мере в ряде случаев, обозначают только одни согласные звуки (утверждение, будто в этих случаях знак тоже передает слог, нос "нулевой гласной", очень неубедительно). Кроме того, консонантно-звуковой тип письма хорошо согласуется с особенностямисемитских языков (с консонантным строением в них корневых основ слов - см. гл. 6).Наоборот, слоговоеписьмо применялось, как правило, для передачи тех языков (несемитских),IBкоторых гласные звуки имели одинаковое значение с согласными (см. гл. 5); едва ли не единственное исключение - эфиопское слоговое письмо. Наконец, в-третьих, такая слоговая трактовка консонантно-звуко-выхсистем письма почти полностью перечеркивает несомненные заслуги финикийцев "других западных семитов в истории мировой культуры. Ведь слоговые системы в сравнительно развитой и последовательной форме существовали и до финикийцев, например, у критян. Следовательно, если считать финикийское письмо слоговым, то становятся совершенно непонятными та роль, которая приписывается финикийцам в истории культуры, то огромное влияние, которое, несомненно, оказало их письмо на все последующее развитие письменности у других народов. Таким образом, трактовка консонантно-звуковых систем письма, как слоговых, навряд ли может быть признана правильной.

Различные буквенно-звуковые системы письма могут быть подразделены на группы также по преобладанию в них того или иного основного орфографического принципа*.

*(Так, М. Коэн пишет (М. Cohen. L'ecriture, p. 83):"Недостаточносказать, что используют такое-то письмо для такого-то языка; нужнознать также, как его используют, ииаческазать, каковхарактер орфографии".)

В отношении вокализованно-звуковых систем различные авторы указывают разное количество таких принципов. Так, А. А. Реформатский насчитывает их шесть - фонематический и фонетический, эти мологический и историко-традиционный, морфологический и символический*.

*(А. А. Реформатский. Введение в языкознание. М.,1955, стр. 291 - 294.)

Однако, если говорить действительнооб основных орфографических принципах, т. е. о принципах, определяющих большинство частных орфографических правил, то число их можно свести, как нам представляется, к трем. Такими основными принципами являются: 1) фонетический, т. е. написание слов в соответствии с их современным произношением (в чистом виде различные системы фонетической транскрипции, в современном русском языке - правило разного написания приставок "раз", "без", "воз" перед глухими и звонкими согласными) ; 2) фонематически-морфологический (т. е. одинаковое написание фонем, а также морфем слов*, даже когда произношение их в различных грамматических формах изменяется по фонетическим причинам (основной орфографический принцип русского письма); ) историко-традиционный, т. е. написание слов в соответствии с их происхождением или с их произношением в прошлом (орфографический принцип, преобладающий в английском и французском письме и частично сохранившийся в современном русском письме, например, написания слов 'пчел', 'жен'с буквой е). Что касается этимологического и символического принципов, то первый можно считать разновидностью историко-традиционного, а второй - разновидностью морфологического принципа.

*(Как правило, одинаковое написание морфем слов обусловливает одинаковое написание фонем и наоборот.)

В зависимости от преобладания в системе буквенно-звукового письма того или иного орфографического принципа, знаки этого письма имеют разное значение. Так, при последовательном применении фонетического принципа каждому звуку языка должна соответствовать особая буква. При фонематически-морфологическом принципе особой буквой должна обозначаться каждая фонема. При историко-традиционном принципе одна и та же буква нередко применяется для обозначения нескольких фонем и, наоборот, одна и та же фонема нередко передается несколькими разными буквами. В последнем случае для обозначения при письме тех фонем, для которых в алфавите отсутствуют особые буквы, обычно начинают применять многобуквенные сочетания (например, французское ch, немецкое sch) и так называемые "диакритические знаки", т. е. надбуквенные и подбуквенные значки, изменяющие (например, чешский s) или уточняющие (французское е) фонетическое значение данной буквы.

Буквенно-звуковое и слоговое письмоиногда объединяют под общим наименованием "фонетическогописьма", противопоставляя это последнее письму л орографическому ("идеографическому"), будто бы передающему только смысловое содержание речи. Такое противопоставление нельзя считать правильным, потому что многие логограммы и морфемограммы (см. стр. 31) непосредственно связаны с фонетической стороной слов.

При применении термина "фонетические знаки" к ним следует относить, кроме буквенно-звуковых и слоговых знаков, также фонетические логограммы и морфемограммы. В этом случае идеографические логограммы и морфемограммы, а также все терминограммы, могут быть названы "семантическими знаками".

6

Необходимо отметить, что систем письма чисто звукового, чисто слогового или чисто логографического типа практически не встречается. Так, даже в современных буквенно-звуковых системах широко применяются логограммы (например, цифры, математические, химические знаки и т. п.), а также знаки, передающие не один, а несколько звуков (например, русские буквы ю, я).С другой стороны, даже в таком логографическом письме, какдревнешумерское, наряду с логограммами, имелись слоговые знаки. Поэтому системы письма следует относить к тому или иному типу в зависимости от преобладания в них буквенно-звуковых, слоговых или логографических знаков.

Однако даже при этом условии приходится выделять системы письма промежуточного, переходного типа. К числу их относятся: 1) системы письма, в которых в результатеих внутреннего развития оказались широко представлены как логограммы, так и слоговые (например, ассиро-вавилонская клинопись) или консонантно-звуковые знаки (например, египетская иероглифика); ) системы письма, представляющиесобой искусственное соединение, сочетание двух различных систем, из которых одна является логографической, а другая слоговой (например, современное японское письмо, сочетающее китайские иероглифы сослоговыми знаками "кана") или звуковой системой (например, корейское письмо, сочетающее иероглифы с лигатурно-звуковыми знаками "кунмун").

Наряду с типологической классификацией систем письма, возможна также и генеалогическая их классификация, подразделение систем письма на семейства (генеалогические групп ы), объединенные общностью их происхождения. Так, может быть выделена группа систем письма, построенных на славянско-кирил-ловской основе (русская, болгарская, сербскаяи др.), на латинской основе (французская, немецкая, английская, итальянская и др.),. на арабской основе (арабская, иранская,,афганская и др.).

7

Может быть поставлен также вопрос, какие признаки являются основными и определяющими для системы письма.

Основными признаками системы письма следует считать: 1) тип письма - в основном логографический, слоговой, консонантно-звуковой, вокализованно-звуковой или промежуточный, переходный между перечисленными; 2) язык, для передачи которого предназначается данное письмо; 3) основной состав применяемых письменных знаков (логографических, слоговых или буквенно-звуковых), рассматриваемых как со стороны их значений (отношения их к тем или иным элементам данного языка), так и со стороны их типовых графических форм (графем). Перечисленные признаки являются основными, так как они наиболее устойчивы в пределах каждой системы письма и отличают ее от остальных. При существенных изменениях любого из этих признаков (например, при переходе логографического письма в логографически-слоговоеили при крупных изменениях в составе, значении либо типовой форме письменных знаков) изменяется и сама система письма, превращаясь в иную.

В буквенно-звуковых системах к основным их признакам могут быть отнесены также господствующие орфографические принципы - фонетический, фонетически-морфологический и историко-традиционный. Коренное изменение орфографического принципа той или иной системы письма вызывает изменения и в составе письменных знаков. Так, при последовательном осуществлении известногопредложения В. К. Тредьяковского о переходе с письма "по корням" (фонематически-морфологический принцип) на письмо "по звонам" (фонетический принцип* в русский алфавит пришлось бы ввести целый ряд дополнительных букв, в частностибуквы для редуцированных гласных, появляющихся в безударном положении.

*(В. К. Тредьяковский. Разговормежду чужестранным человеком и российским об орфографии старинной и новой. СПб., 1748.)

Наоборот, не относятся к основным те признаки систем письма, которые отличаются наименьшей постоянностью и при изменении которых данная система письма не превращается в иную. В число таких признаков входят: различные исторически меняющиеся почерки и стили письма (например, для русского письма - устав, полуустав, скоропись, гражданское письмо);различные частные правила орфографии; правила пунктуации. Даже при значительных изменениях этих признаков (например, при переходе от уставного русского почерка к полууставу иди при крупных изменениях правил орфографии и пунктуации) система письма не превращается в иную, отличную от прежней, кромередких случаев, когда почерковые и стилевые изменения письма приводят к изменениям большинства графем или же когда изменение правил орфографии вызывает принципиальную перестройку состава, значения и применения письменных знаков.

Из сказанного следует, что при предлагаемом понимании термина - "система письма" разными системами надлежит считать: французское и немецкое; русское и белорусское; дореформенное (арабское) и современное (латинизированное) турецкое письмо; китайское иероглифическое и новое, намеченное к введению в Китае латинизированное письмо; индийские брахми и кхарошти; японские катакану и хирагану; славянские кириллицу и глаголицу.

Немецкое и французское письмо (так же как русское и белорусское) должны считаться разными системами, так как при почти одинаковом графематическом составеих алфавитов они служат для передачи разных языков и в соответствии с этим существенно отличаются по - звуковому значению букв и по орфографическим принципам. Дореформенное турецкое письмо, строившееся на конеонантно-звуко-вой арабской основе, и современное турецкое письмо, построенное на вокализованно-звуковой латинской основе (подобно современному .иероглифическому и будущему латинизированному китайскому письму), должны считаться разнымисистемами, так как, предназначаясь для передачи одного и того же языка, они принципиальноотличаются и по их типу, и по значению, и по графемам знаков. Разными системами письма следует считать также славянские глаголицу и кириллицу (подобно японским катакане и хирагане, индийским брахми и кхарошти и т. п.), так как, предназначаясь для передачи одного и того же языка и почти совпадая по звуковому составу алфавитов, они принципиально отличны в графематическом отношении.

Наоборот, русское письмо XIв. и современное русское письмо oследует считать всего лишь историческими модификациями одной и той же письменной системы, так как они служили не только для передачи одного и того же языка, но, кроме того, использовали почти - одинаковый звуковой и графематический состав знаков (см. гл. 9).

8

Надлежит разграничить также термины "письмо" и "письменность". Термины эти нередко отождествляются; между тем содержание их различно.

Письмо представляет собой дополнительное к звуковой речи средство общения. Письменностью же следует называть результат использования этого средства, т. е. совокупность письменных документов, выполненных письмом того или иного народа.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2020
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://genling.ru/ 'Общее языкознание'
Рейтинг@Mail.ru