Языкознание Новости Библиотека Энциклопедия Карта проектов О сайте

Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Суффиксы-регулировщики

Однако если суффиксы являются продуктивными, они не только образуют все новые и новые наименования. Суффиксы разделяют их по разным сферам употребления - или, как говорят, стилистическим пластам. Таких стилистических пластов в русском языке три: нейтральный, книжный и разговорный. Суффиксы же, как уличные регулировщики, направляют весь поток новообразованных слов в эти три русла.

Нейтральная лексика отличается тем, что ее можно употреблять по существу в любом стиле речи. Потому ее и называют нейтральной, что она не имеет особой окраски: ни разговорно-просторечной, ни книжной. В русском языке имеется большое количество продуктивных суффиксов, которые образуют только нейтральную лексику.


Суффикс -ёнок (-опок) широко используется в названиях детенышей, образованных от наименований взрослых животных. В семнадцатитомном "Словаре современного русского литературного языка" отмечено около 50 таких названий. И все они приводятся без каких-либо особых стилистических помет: бобренок, верблюжонок, воробьёнок, галчонок, глухарёнок, гоголёнок, голубёнок, горлёнок, грачонок, козлёнок и т. д.

А когда мы приводили примеры новообразований с этим суффиксом, разве они удивили вас своей необычностью? Нисколько, ибо они ничем не отличаются по своему употреблению от десятков подобных же названий.


В том же словаре имеется значительное количество наименований лиц по местности с суффиксами -анип (-янин), -ане (-яне). И все они также стилистически нейтральны: англичане - англичанин, армяне - армянин, горожане - горожанин, граждане - гражданин, датчане - датчанин, дворяне - дворянин, египтяне - египтянин и т. д.

Посмотрите также на суффикс -ятина. Он присоединяется к наименованиям животных и образует названия мяса этих животных: бычатина, глухарятина, голубятина, кобылятина, кошатина, ослятина. Если бы вас спросили, как назвать мясо кита или акулы, разве могли быть разные мнения? Конечно, китятина, акулятина. Писатель П. Капица в книге "Ревущие сороковые" так и поступил. Когда речь зашла о мясе этих обитателей океанов, он отметил: "На ужин мы получили отбивные котлеты из китятины"; "Как-то на стоянке, отрубив большой кусок акулятины, Гоша Самалход нацепил его на крюк и опустил за борт, не там, где дрались акулы, а с носа". Не мог иначе поступить и М. Стельмах, упомянув в повести "Гуси-лебеди летят" о мясе вепря. Он также к названию зверька (вепрь) прибавил суффикс -ятина и получилось вепрятина: "Да вот лакомились вепрятиной с ржаными коржами, натертыми чесноком". Эти слова (китятина, акулятина, вепрятина) нам также кажутся вполне обычными, ничем не выделяющимися среди ряда им подобных.


Примерами суффиксов, образующих слова только нейтрального пласта, могут служить также -тель, -щик, -льщик в названиях лиц по профессиональному действию (водитель, издатель; наборщик, сортировщик; носильщик, чистильщик), -ина в названиях различного рода предметов и явлений (баранина, верблюжина; брюшина, бычина, древесина; впадина, изгибина; быстрина, вышина и т. п.), -ица в названиях животных (верблюдица, волчица, изюбрица, кобылица, медведица, орлица, тигрица) и др.

К книжной лексике, которая свойственна письменному изложению, обычно относят термины, а также слова, обозначающие различного рода абстрактные понятия. Эти понятия относятся к области науки и техники, психического состояния и общественной деятельности человека: цикличность, деформация, оптимизм, умозаключение, интернационализм, сосуществование. Для пополнения книжной лексики используются прежде всего те суффиксы, которые появились или активизировались в русском языке под влиянием заимствованных слов. Эти заимствования шли в основном из двух источников: старославянского и западноевропейского. К старославянским принадлежат, например, суффикс -ость, который является самым продуктивным в группе слов с отвлеченным значением (выпуклость, гибкость), и образовавшиеся от него суффиксы -ность (будущность, сущность), -нность (слаженность, сработанность), -емость (заболеваемость, сопротивляемость). Сюда же относятся суффикс -ство с абстрактным значением (дилетантство, гегельянство) и образовавшиеся от него суффиксы -чество (иждивенчество, упрощенчество), -овство (толстовство, веховство), -ничество (кустарничество, лодырничество), -тельство (вмешательство, надругательство), -енство (нищенство, первенство), -шество (новшество, пиршество).

Книжных суффиксов, которые появились в русском языке под влиянием заимствований из западноевропейских языков, также немало. Сюда входят, например: -ация в названиях отвлеченных действий (вулканизация, инкубация, изоляция), -тор в существительных, обозначающих предметы, которые относятся к этим действиям (вулканизатор, инкубатор, изолятор), -изм в названиях учений, склонностей к чему-либо (большевизм, автомобилизм, пессимизм), -ист в наименованиях лиц (автомобилист, пессимист), -ант, -ент в словах с тем же значением (дебютант, диспутант, оппонент, референт), -ура, -ат в собирательных существительных (профессура, аппаратура; секретариат, старостат).

Книжная стилистическая окраска всех этих суффиксов особенно ощущалась в тот период (это относится к прошлым векам), когда они начали сознаваться в составе заимствовании и использоваться в новообразованиях от русских основ. В дальнейшем судьба таких суффиксов различна. Большая часть их сохранила книжную окраску и в настоящее время. Об этом свидетельствует почти полное отсутствие новообразований по таким моделям в народном языке. В некоторых же случаях русификация заимствованных суффиксов идет более быстрыми темпами. Их первоначальная стилистическая окраска как бы "размывается", видоизменяется. Так случилось с суффиксом -аж, который выделился из слов французского происхождения. С XVIII века количество этих слов все больше увеличивалось в русском языке и все больше осваивалось литературно образованной частью населения. В результате уже в советское время возникли по аналогии с ними новообразования разной стилистической окраски. Сравните книжные слова бракераж, этикетаж, хронометраж, нейтральные - метраж, километраж, листаж, разговорные - подхалимаж и т. п.

Разговорная лексика отличается тем, что употребляется большей частью в быту, в непринужденном разговоре, для усиления выразительности речи. В образовании такой лексики участвует также немало суффиксов. Возьмем, например, суффиксы -енция, -овина, -юга, -ага. Они не изменяют значения тех слов, к которым присоединяются, а только усиливают их выразительность. Сравните: книга - книженция, старуха - старушенция; ерунда - ерундовина, штука - штуковина; ветер - ветрюга, вор - ворюга; парень - парняга, молодец - молодчага. Если слова книга, штука и т. д. являются стилистически нейтральными, то образованные от них книженция, штуковина и др. представляют образцы типично разговорной лексики.

Стилистически сниженными являются и названия Детенышей животных с суффиксом -ёныш (гадёныш, гусёныш, зверёныш, змеёныш, утёныш), собирательные существительные с суффиксами -ня, -ьё (солдатня, матросня; кулачьё, бабьё).

С положительным или отрицательным зарядом

Название предмета или явления очень часто сопровождается их оценкой, положительной или отрицательной. Имеет ли язык специальные суффиксы для создания оценочных слов? В современном русском языке такого рода суффиксы существуют, хотя по характеру использования они неодинаковы. Одни из них образуют слова, само значение которых заключает уже оценку называемого предмета. К ним относятся, например: 1) суффиксы, которые образуют названия лиц по их действиям (относимые к именам существительным так называемого "общего" рода): -ла (воротила, заправила, чудила), -ка (выскочка, лакомка, ломака), -ха (замараха, растеряха); 2) суффиксы, служащие для называния лиц по каким-либо признакам: -ач (бородач, косач), -ак (добряк, остряк); 3) суффиксы, образующие названия общественных явлений отрицательного характера: -щина (военщина, иностранщина, интеллигентщина), -овщина (гамлетовщина, групповщина).

Другие суффиксы используются для создания не новых слов, а особых форм, которые придают словам свойства оценки. Это так называемые суффиксы "субъективной оценки", весьма многочисленные по своему составу.

Одни суффиксы передают отрицательное отношение говорящих к предмету речи. Другие выражают положительное отношение к предмету, например: -ик (ротик, носик, плащик), -ица (землица, кожица, сестрица), -ок, -ек (лучок, бычок, орешек), -ушка, -ушко (вдовушка, избушка, горюшко, полюшко).

Оценка предмета сопровождается, как правило, выражением каких-либо чувств. Если бы мы задали вопрос, могут ли суффиксы русского языка обозначать то или иные конкретные человеческие чувства, которые сопровождают оценку предметов, то должны были бы дать отрицательный ответ. Это объясняется тем, что гамма человеческих чувств необычайно сложна, отдельные эмоции выступают в самом причудливом переплетении с другими. Такие комбинации эмоций носят к тому же временный характер, видоизменяются от случая к случаю. Они во многом зависят от того или иного человека. Основными средствами выражения чувств нужно признать не суффиксы, а контекст я интонацию. В зависимости от контекста (мы имеем в виду письменную и устную формы речи, обстановку высказывания) и интонации слова с одним и тем же суффиксом могут выражать различные, часто противоположные чувства и представления. Приведем примеры из произведений устного народного творчества, богатых словами с оценочными суффиксами: "Прибежали тут дьячишки, им достались только мышки" (от сарафана); "Спирька коломенский, зипунишка коротенький, рубашоночка во перст холста"; "Что за мальчишка, за красавчик дорогой". В первом из этих примеров существительное с суффиксом -ишка используется для выражения пренебрежительного отношения, во втором - иронии, в третьем - ласкательности.

Итак, в русском языке отсутствуют суффиксы, которые помогали бы нам выразить какое-то конкретное чувство (радости, горя, тоски, презрения, удивления и т. п.), потому что каждое из них в отдельности выражается крайне редко. Чаще всего наша мысль сопровождается рядом чувств, их тонких оттенков. Но вот ведь как бывает в языке! Если бы мы захотели подчеркнуть силу наших чувств в их совокупности, то к услугам говорящего и пишущего нашлись бы особые суффиксы, которые специализируются в этой роли.

Степень выразительности, придаваемой такими суффиксами слову, одновременно включает его в ряд других слов этого же типа. Таким образом, в пределах одного стилистического пласта лексики появляются и пополняются группы образований, которые различаются между собой степенью выразительности. Эти группы слов охватывают как собственно разговорную, близкую к нейтральной лексику, так и просторечия с различными оттенками - от разговорно-просторечных до грубых. Например, суффиксы -уша (-юша), -уха (-юха) в кругу названий лиц (Ваня - Ванюша - Ватоха, Катя - Катюша - Катюха) различаются следующим. Суффикс -уха (-юха) образует в пределах разговорной лексики слова с большей выразительностью и, следовательно, с более сниженной (просторечной) характеристикой. Еще более сниженными (грубопросторечными) являются Формы собственных имен с суффиксами -ка (типа Ванька, Катька, Вовка).

Еще пример. Если сравнить названия лиц на -як и -яга, нетрудно заметить, что слова с последним из них более выразительны. Взгляните: добряк - добряга, здоровяк - здоровяга.

И еще любопытная особенность. В разговорном русском языке есть суффиксы, которые служат для передачи выразительности, но свободны от какой-либо оценки называемого предмета. Таковыми являются, например: -лка в названиях помещений (эти названия но значению равны целым словосочетаниям) - курилка (курительная комната), публичка (публичная библиотека), ожидалка (зал для ожидания); -ка в том же значении в образованиях от почетных собственных имен: Третьяковка (Третьяковская галерея), Ленинка (Библиотека им. В. И. Ленина в Москве), Дзержинка (училище им. Ф. Э. Дзержинского в Ленинграде). Почти все эти слова являются новыми в языке. Количество примеров можно легко увеличить: "Ковалев, из столярки, просил пойти против закона и сына на завод взять, сыну двенадцать лет". (К. Симонов "Солдатами не рождаются"); "Как ей сегодня после беседы в столовке люди пончики свои таскали..." (Там же); "В партком направо иди, этот корпус пройди, и до литейки не доходи - барак". (Там же); "Трофимыч? Он и сейчас здесь. Пройдите в подсобку". (Адамов "Дело пестрых")

Имеется ли в кругу "книжных" суффиксов нечто подобное? Суффиксы, которые создавали бы ряды книжных слов, различающиеся степенью выразительности, видимо, отсутствуют. Однако в составе этой части словаря традиционно выделяют еще возвышенную, поэтическую лексику: обаяние, трепетный, перлы, очи, страждущий, кручина, лебедушка. Как образуется поэтическая лексика? За счет каких источников шло и идет ее пополнение? Здесь мы вынуждены прибегнуть к некоторым геометрическим представлениям. Назовем пополнение того или иного стилистического пласта лексики словами, образованными с помощью продуктивны: суффиксов, движением слов по горизонтали. Тогда пополнение этих пластов вследствие изменения стилистической окраски слов и перехода их из одного стилистического ряда в другой будет движением по вертикали. Так тоже бывает, и довольно часто. Сравните, например, слово клюква как название ягоды и как наименование ордена в жаргоне военных: "- Тебе дали клюкву..." - "Клюква! Вот это номер!" Клюквой назывался орден Святые Анны четвертой степени "за храбрость", который носился не на груди, а на эфесе шатки с особым темляком на красной орденской ленточке, почему и назывался "клюква". (В. Катаев "Зимний ветер")

В обычном значении существительное клюква является нейтральным, широко употребительным, а в переносном - представляет жаргонизм, который был известен только в сфере военных.

Так называемая возвышенная лексика не пополняется продуктивными суффиксальными образованиями. Она формировалась во многом за счет движения слов по вертикали. Наглядный пример тому - история слова отечественный в наше время. К. Федин об этом свидетельствует так: "Это слово - Отечественная война, - услышанное по радио, изумило пассажиров. Но все чаще повторяясь, слово "Отечественная война" стало утрачивать тождество со своим прежним содержанием давнего исторического факта. Из старого оно делалось новым. Оно перебрасывало мысль от прошлого к предстоящему, заставляя думать о значении и небывалом объеме события". (К. Федин "Костер")

Таким образом, продуктивные суффиксы русского языка не только постоянно образуют новые слова, но и регулируют их употребление. Это делается путем распределения новообразований по трем стилистическим пластам лексики (нейтральному, книжному, разговорному). Суффиксы помогают также подчеркнуть наше отношение к называемому предмету и силу выражаемых нами чувств.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Манакова Наталья Александровна - подборка материалов, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей оформление, разработка ПО 2001-2017.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://genling.ru 'GenLing.ru - Общее языкознание'