Языкознание Новости Библиотека Энциклопедия Карта проектов О сайте

Пользовательского поиска



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из истории пунктуации

Современная русская пунктуация, отраженная в печатных текстах, представляет собой совокупность общепринятых, рекомендуемых соответствующими документами правил пользования знаками препинания и особенностей индивидуально-авторского употребления.

Русская пунктуация как система знаков сложилась в основных своих чертах к XVIII в..*

* (С историей русской пунктуации можно познакомиться в следующих трудах: Шапиро А. Б. Основы русской пунктуации. М., 1955; Шапиро А. Б. Современный русский язык. Пунктуация. М., 1974; Иванова В. Ф. История и принципы русской пунктуации. Л., 1962.)

В древнерусских памятниках знаки препинания (число их крайне ограниченно: точка; три точки, расположенные треугольником; четыре точки, расположенные ромбиком) смысловой функции еще не имели и обозначали лишь членение текста, вызванное потребностью пишущего остановиться с целью "отдохновения".

Развитие пунктуации обычно непосредственно связывают с изобретением книгопечатания. Пунктуацию "изобрели" именно типографские работники. Их задача заключалась в такой подаче текста, чтобы читатель (книгопечатание значительно расширило круг грамотных людей) легко воспринимал прочитанное. И только значительно позднее, когда определенная пунктуационная система уже действовала, на расстановку знаков препинания стали оказывать серьезное влияние писатели.

Пунктуация (в нашем понимании ее назначения) возникла как система условных обозначений на письме тех качеств речи, которые не могут быть выражены только словами и их расположением относительно друг друга. Возникнув из объективно сложившейся необходимости, она стала развиваться, совершенствоваться, преследуя цель все более уточненного и емкого выражения смысла написанного.

Первые попытки осмысления пунктуации на Руси связаны с именами М. Грека, Л. Зизания, затем - М. Смотрицкого*.

* (См.: Иванова В. Ф. История и принципы русской пунктуации. Л., 1962, с. 10-13.)

Теоретическую же разработку вопросов пунктуации находим в "Российской грамматике" М. В. Ломоносова, который изложил правила употребления "строчных" знаков. Ломоносов осмыслил пунктуационную систему в целом, т. е. сформулировал основной принцип, на котором строятся правила расстановки знаков: это смысловая сторона речи и ее структура. В § 130 Наставления второго М. В. Ломоносов пишет: "Строчные знаки ставятся по силе разума и по его расположению и союзам"*. Далее, в § 130-136, дается описание правил расстановки знаков: запятой, точки, двух точек, точки с запятой, вопросительного знака, удивительного (восклицательного), единительного (знака переноса) и вместительного (скобок). Правила сформулированы самые общие, без детальной разработки, однако значения знаков определены довольно четко. Интересно, что эти значения мало чем отличаются от основных значений знаков в современной пунктуации, а это свидетельствует об ее устойчивости и стабильности.

* (Ломоносов М. В. Труды по филологии, т. VII. М.- Л., 1952, с. 436.)

Н. Курганов, А. А. Барсов расширяют общие правила М. В. Ломоносова, дают более подробные характеристики значений отдельных знаков и правила их расстановки.

Так, Н. Курганов в известном "Письмовнике"* достаточно пространно рассказывает о том, в каких случаях ставятся запятая, полуточие (имеется в виду точка с запятой), двоеточие (двоеточие) и др. Н. Курганов при формулировке правил учитывает функции знаков и в выражении отношений между частями предложения или его членами, и в обозначении степени длительности паузы - "отдохновения". Вот пример его толкования: "Двоеточие значит долгое отдохновение, и оный знак отделяет часть речи, которая имеет полный разум сама в себе, но однако оставляет мысль в сомнении и ожидании знать то, что еще следует; и для того примеры, причины и слова вносные напереди показывает. Через сие разделяется период** на две части, из которых первая часть называется предыдущим, а вторая последующим предложением, которое однако не принимает тогда сначала большой буквы..."

* (См.: Курганов Н. Письмовник, содержащий в себе науку российского языка со многими присовокуплениями разного учебного и полезно-забавного вещесловия. Спб., 1809.)

** (Имеется в виду сложное предложение.)

Ср. предельно краткую формулировку этого правила у М. В. Ломоносова: "Две точки примеры, причины и речи вносные напереди показывают" ("Российская грамматика", § 132).

Правила пунктуации в грамматике А. А. Барсова* непосредственно связываются с правилами чтения и потому отражают приемы произнесения текста. Перечень знаков у А. А. Барсова, в сравнении с Ломоносовым, значительно расширился: появляются знаки-"вносной" (позже - кавычки), "примечательный" (указатель сноски), "статейный" (параграф), "молчанка" (позже - тире). В XVIII в. все эти знаки уже употреблялись в печати. Некоторые из этих знаков, в частности кавычки, указаны еще в первом издании "Письмовника" Курганова, т. е. до Барсова, и назывались они знаком "отменительным".

* (См. об этом: Шапиро А. Б. Современный русский язык. Пунктуация. М., 1974.)

Пунктуационные правила Н. И. Греча основываются на системе М. В. Ломоносова, т. е. они учитывают смысловые отношения между частями предложения, отражающиеся на его структуре.

Далее разработка вопросов пунктуации связана с именами А. Х. Востокова, И. И. Давыдова, Ф. И. Буслаева и, наконец, Я. К. Грота, который подводит определенные итоги изысканиям предшествующих авторов. Основа пунктуации Я. К. Грота - логическое членение речи, передающееся в устной речи паузами и интонацией. Я. К. Грот стремился изучить интонационное оформление речи и паузы различной длительности. Однако практически, формулируя правила расстановки знаков, Я. К. Грот учитывал прежде всего синтаксическое строение предложения и смысловые отношения между его частями*. Только характеризуя знаки, ставящиеся в конце предложения, Я. К. Грот обращается к паузам и интонации.

* (См.: Грот Я. К. Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне. Филологические разыскания, ч. 2. Изд. 4-е. Спб., 1899.)

Оригинальное решение вопросов русской пунктуации находим в трудах А. М. Пешковского* и Л. В. Щербы**.

* (См.: Пешковский А. М. Школьная и научная грамматика. Изд. 2-е. М., 1918.)

** (См.: Щерба Л. В. Пунктуация.-"Литературная энциклопедия", т. IX. М., 1935.)

Основой пунктуации для А. М. Пешковского является всецело ритмомелодическая сторона речи. Он считает, что пунктуация отражает не грамматическое, а "декламационно-психологическое расчленение речи", и для расстановки знаков важно установить, чему они соответствуют в устной речи.

Л. В. Щерба также усматривает во "фразовой интонации" основу для расстановки знаков препинания. Однако он углубляет взгляд А. М. Пешковского на пунктуацию и старается определить существо ритмомелодии, которая выражает "членение потока нашей мысли" и "некоторые смысловые оттенки". Практически же, анализируя употребление знаков препинания, Л. В. Щерба приходит к выводу, что некоторые из них ставятся на чисто формальном основании и подчас даже вопреки смыслу. Получается, что, принципиально соглашаясь с мнением о главенствующей роли интонации в расстановке знаков препинания, Л. В. Щерба практически признает и другие факторы. Значит, пунктуация в общем не отражает какого-либо единого принципа, а носит компромиссный характер.

Ни Пешковский, ни Щерба не поставили "вопроса о том, все ли без исключения, что требует своего выражения посредством ритмомелодии в устной речи, нуждается в обозначении посредством знаков препинания в речи письменной"*.

* (Шапиро А. Б. Современный русский язык. Пунктуация. М., 1974, с. 52.)

"Средства ритмомелодии во много раз богаче и многообразнее, нежели средства пунктуации"*. Довольно часто ритмомелодическое членение текста отнюдь не совпадает с членением того же текста посредством знаков препинания. Практика употребления знаков препинания, исторически сложившаяся, не подтверждает тезиса о прямой и полной зависимости пунктуации от ритмомелодии, так как последняя всегда отчасти субъективна и индивидуальна, хотя, безусловно, подчиняется и общеязыковым нормам. Пунктуация, построенная на такой основе, никогда не приобрела бы столь необходимых, социально значимых качеств, как стабильность и общепринятость.

* (Шапиро А. Б. Современный русский язык. Пунктуация. М., 1974, с. 52.)

В дальнейшем разработка вопросов теории пунктуации (с учетом ее истории) пошла по пути выявления не одного какого-либо принципа в ущерб другим, а комплекса принципов. Такими принципами являются: формально-грамматический, смысловой и интонационный, причем наибольший процент объективности заложен в первых двух принципах, которые и признаются ведущими. Это позволило некоторым лингвистам объединить их и терминологически - в единый структурно-семантический* или семантико-грамматический принцип**.

* (См.: Крючков С. Е., Максимов Л. Ю. Современный русский язык. Синтаксис сложного предложения. М., 1969. с. 181.)

** (См.: Ломизов А. Ф. Обучение пунктуации в средней школе. (Проблемы методики.) Под ред. А. В. Текучева. М., 1975, с. 20.)

Вопросы теории пунктуации, ее истории и методики освещаются в трудах С. И. Абакумова, Н. С. Поспелова, А. Б. Шапиро, В. Ф. Ивановой, А. Ф. Ломизова, Е. П. Фирсова и других. Практические же рекомендации разрабатываются в справочниках и пособиях К. И. Былинского, Д. Э. Розенталя и других.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Манакова Наталья Александровна - подборка материалов, оцифровка, статьи; Злыгостев Алексей оформление, разработка ПО 2001-2017.
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://genling.ru 'GenLing.ru - Общее языкознание'