НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Взаимосвязь языка и мышления в системе значений слов

Как уже отмечалось, в процессе познавательной деятельности человек сталкивается не только с необходимостью отождествлять явление само с собой, но и отличать от других явлений. Оба эти процесса неразрывно связаны, находятся в диалектическом единстве и оба связаны с языком. Обобщая явления действительности, формируя понятия и выражая их словом, человек тем самым противопоставляет их другим классам предметов, другим понятиям.

Отражая в своем сознании явления действительности, человек может по-разному членить ее, по-разному проводить отождествление объектов самих с собой и отделение их друг от друга, т. е. может по-разному конструктивизировать действительность (термин Д. П. Горского)*.

*(Подробнее см.: Ленинская теория отражения. Отражение, познание, логика, гл. 8.)

Процесс конструктивизации действительности непосредственно связан с общественной практикой и получает отражение в языке, очевидно более заметное на ранних этапах его существования. Пережиточно следы различия в конструктивизировании действительности сохранились в языках до нашего времени. Выделялось то, что было особенно важно в практической деятельности, в жизни. В языке эскимосов до сих пор сохраняется более 20 названий для льда в зависимости от его состояния: крепости, особенности образования (береговой или морской) и т. п., а в языке арабов имеются многочисленные названия для верблюда, различающие верблюдов по возрасту, биологическим признакам, особенностям использования (для переноски грузов или верховой езды) и т. п.

Показательным примером различий в отождествлении и отделении друг от друга явлений действительности являются различия в вычленении частей цветового спектра. В разных языках переходные оттенки цветов отождествляются в один цвет и противопоставляются другим цветам по-разному. В русском языке выделяется семь цветов, так как синий и голубой противопоставлены друг другу (см. таблицу). В немецком, английском и французском - только шесть, так как синий и голубой не противопоставлены (ср. немецкое blau, французское bteu). В языке шона (один из языков Южной Африки) различается четыре части спектра, границы которых лишь частично совпадают с привычным для нас выделением цветов (см. таблицу). В языке басса (Либерия) противопоставлено лишь два основных цвета, один из них объединяет все оттенки от фиолетового до зеленого, а другой передает желто-оранжево-красную часть спектра. Интересно, что желто-красно-оранжевая часть спектра выделяется и в языке хануноо (Филиппинские острова), обозначаясь словом гага, но основное противопоставление различий цвета в этом языке опирается на противопоставление темного и светлого: biru означает фиолетовый, темно-зеленый, темно-серый и черный; latay - светло-зеленый и светло-коричневый, а слово lagti передает все светлые оттенки разных цветов (ср. с русскими светло-желтый, светло-синий, светло-коричневый, светлосерый и т. п. в их противопоставлении темно-желтый, темно-синий, темно-коричневый и т. п.).

Таблица
Таблица

*(Схема заимствована из книги: Глисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику. М., 1959, с. 35 - с добавлением данных русского языка.)

Но меньшее количество названий для основных цветов отнюдь не означает неумение различать цветовые оттенки. В любом языке имеется большое количество слов для обозначения оттенков цвета (ср.: красный, пурпурный, багряный, алый, коралловый, кровавый и т. п.) и переходных цветов (ср.: зелено-желтый, лимонный, сине-зеленый и под.). В вьетнамском языке, например, есть слово xanh, называющее синий, голубой и зеленый цвета вместе, но от него образовано 42 производных названия типа "сине-зеленый морской волны" или "сине-зеленый ростков риса" и т. п. И опять-таки не случайно, что вьетнамцы выделяют цвет морской волны или ростков риса.

Конечно, далеко не всегда можно объяснить различия между языками, связанные с разным подходом к отождествлению и отделению явлений действительности. Так, на основе современных знаний трудно объяснить, почему в русском языке нет противопоставлений в названии пальцев на руках и на ногах или в названии всей руки и кисти, т. е. части руки от запястья до конца пальцев (ср.: взмахнуть рукой, поднять руку, длинная рука и взять в руку, вымой руки, большая рука), тогда как в ряде других языков такое противопоставление есть (см. таблицу).

Таблица
Таблица

Так в языке получает отражение сложный процесс познания действительности, ее конструктивизации. Эта сложность проявляется не только в лексике, но и в грамматике, в различии способов передачи разных сторон действительности, результатов их отражения в сознании человека.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://genling.ru/ 'Общее языкознание'
Рейтинг@Mail.ru