НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Развитие русского языка в советскую эпоху. Изменения в грамматике и фонетике

Сложные и интересные процессы происходят в синтаксисе современного русского языка и на уровне словосочетаний и на уровне предложений. "Система словосочетаний современного русского языка, - пишет Н. Ю. Шведова, автор многих работ по синтаксису, редактор академической грамматики русского языка,- становится по сравнению со своим предшествующим состоянием более гибкой и более сложной"*. На базе многочисленных глагольных словосочетаний типа производить операцию на сердце, организовать библиотеку на общественных началах возникают именные словосочетания нового типа - операция на сердце, библиотека на общественных началах, вопрос к директору. Появляются дублетные словосочетания: курсы подготовки и курсы по подготовке, книга о шахматах - книга по шахматам, подать заявление об участии в конкурсе - подать заявление на конкурс - подать на конкурс, дом под номером вторым - дом второй - дом номер второй - дом номер два - дом два, дистанция в два километра - дистанция два километра.

*(Подробнее см.: Шведова Н. Ю. Активные процессы в современном русском синтаксисе. М., 1966, с. 9 и далее. )

Значительно меняется и структура предложений. Исчезают громоздкие, многокомпонентные предложения, осложненные многочисленными обособленными оборотами, характерные для русского литературного языка XIX в., когда были возможны предложения вроде следующего: В один прекрасный майский вечер,- извините, в июньский,- когда, наши наделенные и нарумяненные острова уведомляют петербургских жителей, что настало лето; когда петербургские жители, поверив укатанным дорожкам и напудренной зелени, запасаются палатками, серыми шляпами и разными другими снадобьями против зноя, переезжают в карточные домики, называемые дачами, затворяют в них двери, окна и в продолжение нескольких месяцев усердно занимаются химическим разложением дерева на его составные части; когда между тем дождь хлещет в окошки, пробивает кровли, ветер ломает едва насаженные деревья, а гордая Нева, пользуясь белесоватым светом ночи, грозно выглядывает из-за парапета, докладывает гостиным, что сверх ежедневных интриг, сплетней и происков существует на сем свете нечто другое,- в один из таких прекрасных вечеров, говорю, на берегу Черной речки, в загородном доме, построенном на итальянский манер, столь приличный нашему климату, несколько дам и мужчин толпились в гостиной после раута; получено было известие, что река высока, что вздулись мосты и что собираются развести их; усталая хозяйка, проклиная запоздалых гостей, радушно предложила им переждать непогоду, уверяя, что она в восхищении от этого случая (В. Ф. Одоевский, произведение 1833 г.)*.

*(Одоевский В. Ф. Соч. В 2-х т. М., Худож. лит., 1981, т. 2, с. 43.)

Такие предложения, конечно, абсолютно немыслимы в современном литературном русском языке.

Но дело не только в объеме предложений. В современный период наблюдается активизация номинативных конструкций: повышается их употребляемость, развивается распространение зависимыми словами имени существительного в им. п. как главного члена номинативных предложений, что приводит к увеличению информативных возможностей таких предложений*. В литературном языке появляются предложения типа: Утро в нашем областном городе - только что политый асфальт набережной, и нависшие низко корявые ветви старых лип, полные круглых листьев, и черная, классического рисунка чугунная решетка, за которой блестит широкая, покойная, медленно вспухающая река (Е. Дорош)**. Становятся возможными целые цепочки таких предложений. Например: Пятьдесят тысяч километров туда а обратно. Двадцать дней дорога по свету а тридцать антарктических дней. (Сейчас мне все это кажется сном.) Сахарный снег Гималаев. Пальмы. Экватор. Острова потухших вулканов. Красные земли Австралии. Молнии тропических гроз. Новая Зеландия. Рукопожатия с американцами. А потом месяц жизни на льду... Свет маяка над столовой. Свет папиросы в ночное дежурство у мигающих огоньками приборов. Струны антенн. След трактора и саней длиною в тысячу километров. Черная трещина. Березовый веник в бане. Тысяча слов в газету. Пингвины, застывшие около айсбергов. Черные очки и нос, облупившийся как молодая картошка. Буря на острове Ричардсона. Обед в самолете на старой антарктической карте (В. Песков. Белый снег)***.

*(Русский язык и советское общество. Морфология и синтаксис современного русского литературного языка. М., 1968, с. 322 - 342.)

**(Там же, с. 328.)

***(Там же, с. 328 - 329.)

Наметились сдвиги и в произносительной системе. Расширение круга носителей литературного языка способствовало расшатыванию старых "московских" орфоэпических норм. Перестало быть обязательным произношение типа мяг[къй], креп[къй], московс[къй] и под. (с твердыми заднеязычными согласными) и стало нормативно допустимым мяг[к'ий], креп[к'ий], московс[к'ий]. Произошли заметные изменения в произношении сочетаний согласных с мягким исходом в словах типа спинка, ветви, зверь, разве и под. Все шире распространяется произношение без смягчения предшествующего согласного, т. е. [сп'`инка, в'`етв'и, зв'ер', разв'ь], а не [с'п'инка, в'`ет'в'и, з'в'ер', раз'в'ь]. Произошло дальнейшее ослабление информативной роли гласных, проявившееся, например, в распространении в литературном языке икающего произношения за счет прежнего икающего, при котором в предударных слогах после мягких согласных различалось [и] и [э], т. е. произносились [л'иса], но [л'эса], [в'исок], но [в'эсной] и т. п., тогда как теперь предударный гласный в словах лиса, висок и леса, весной произносится одинаково*.

Если в лексике роль внешнего фактора ощущается отчетливо, связь с внеязыковой действительностью обнаружить легко, то определить эту связь в фонетических или синтаксических процессах, конечно, труднее, но все же возможно. Так, изменение произносительных норм в ряде случаев связано с расширением круга носителей литературного языка, с усвоением литературных норм в процессе школьного обучения, а не в раннем детстве, в семейном кругу. Рост некоторых синтаксических конструкций связан с возрастанием влияния языка газет и новых литературных жанров. "Широкое распространение в послереволюционную эпоху номинативных предложений,- читаем в специальном исследовании о судьбе русского языка в советский период,- связано в первую очередь с такими их качествами, как лаконичность и изобразительность; оно несомненно вызвано становлением нового литературного жанра - кинодраматургии, а также возросшей в наше время ролью жанра очерка"**. Укрепившись в газете, они постепенно получают все большее распространение и в других жанрах литературного языка.

*(Подробнее см.: Русский язык и советское общество. Фонетика современного русского литературного языка. М., 1968, гл. 2, 5.)

**(Русский язык и советское общество. Морфология и синтаксис современного русского литературного языка. М., 1968, с. 340.)

Воздействие внешних факторов всегда сочетается с наличием соответствующих внутренних тенденций в структуре языка. Так и в данном случае номинативные предложения издавна существуют в системе русского языка, но в настоящее время отмечается их значительная активизация, рост их употребительности.

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://genling.ru/ 'Общее языкознание'
Рейтинг@Mail.ru