НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ   О САЙТЕ  





12.04.2014

Осторожно, кавычки открываются

10 апреля в рамках проекта «Публичные лекции “Полит.ру”» прошел не обычный лекционный вечер, а праздничный. Свой шестой день рождения отмечала газета «Троицкий вариант – Наука». Традиционно сотрудники и авторы газеты выступили с мини-лекциями.

Среди выступавших была Ирина Борисовна Левонтина, старший научный сотрудник сектора теоретической семантики Института русского языка РАН, специалист по лексической семантике, лексикографии, судебной лингвистической экспертизе. Ирина Борисовна – давний автор «Троицкого варианта», участвовала она и в проекте «Публичные лекции “Полит.ру”». Ее мини-лекция на праздничном вечере называлась «Я и другой (о маркерах чужой речи)».

Иллюстрация Кукрыниксов к рассказу А. П. Чехова «Дама с собачкой»
Иллюстрация Кукрыниксов к рассказу А. П. Чехова «Дама с собачкой»

В любом языке существует возможность обозначить моменты, в которых говорящий цитирует слова кого-то другого. Делается это разными способами. Есть языки, в которых цитируемая речь отличается от собственной сменой наклонения глагола. Так обстоит дело в немецком языке: если мы сравним фразы Er hat das vergessen ‘Он забыл’ и Er habe das vergessen ‘Он, по его словам, забыл’, то увидим, что они отличаются формой наклонения. В первом случае используется индикатив, во втором – конъюнктив (Konjunktiv I).

Существуют языки, где есть особая грамматическая категория глагола (эвиденциальность), которая требует, чтобы в глаголе были специальные показатели, отражающие источник информации о сообщаемом факте. Эвиденциальность устроена довольно сложно, и указание на устное сообщение другого человека – лишь одно из возможных значений ее показателей.

Наконец, в языках бывают и особые служебные слова, указывающие на то, что сейчас говорящий начнет цитировать чужую речь. Их немало и в русском языке: мол, дескать, де. В просторечии употребляется также слово грит. Порой они обладают дополнительным значением, например, слово якобы указывает на то, что говорящий сомневается в истинности чужих слов. Можно заметить, что многие такие слова происходят от глаголов со значением «говорить» (грит<говорить, >мол<>молвить, дескать<др.-русск. >деть «говорит» + съказати.). Тонким различиям в значении и употреблении этих слов посвящено немало лингвистических работ.

Свои способы указания на чужую речь есть в письменной форме языка (пунктуационное оформление цитат, которое в разных языках имеет свои особенности), и даже в жестах – заимствованные из англоязычной культуры «воздушные кавычки» (air quotes), по значению близкие к слову якобы.

В лекции Ирина Левонтина рассказала о нескольких маркерах чужой речи, которые раньше ускользали от внимания исследователей. Одно из этих слов – ах.

Это только принято говорить, что здесь скучно. Обыватель живет у себя где-нибудь в Белеве или Жиздре — и ему не скучно, а приедет сюда: «Ах, скучно! ах, пыль!» Подумаешь, что он из Гренады приехал. (А. П. Чехов, Дама с собачкой).

Здесь ах – это отнюдь не междометие, выражающее эмоцию (оно вообще в этой функции используется довольно редко), а как раз сигнал, предупреждающий слушателя, что сейчас начнется цитирование чужой речи. Важно отметить, что непосредственно в диалоге слово ах в таком контексте не употребляют:

Вы хорошо съездили?

Ах, скучно! ах, пыль!

Другой схожий сигнал – вот (часто с удлинением гласной воот):

А она сидит и ноет: «Воот, я такая несчастная...»

Привязалась: «Воот, как тебе не стыдно, что у тебя за юбка».

А он всё обещает: «Воот, деньги будут со дня на день, всё отдам».

Он расхвастался: «Воот, я самый крутой».

Эти ах и вот служат в устной речи аналогом открывающей кавычки перед цитируемым высказыванием. При этом они слегка отличаются по функции и дополнительным оттенкам значения. Если вот сопровождает отдельные характерные фразы из речи другого человека, то ах скорее передает ее общий смысл и эмоциональный настрой, причем отношение говорящего к чрезмерной эмоциональности чужой речи скорее негативное: от иронии до осуждения.

Еще один маркер цитаты – слова так и так:

Прошло, наверное, уже полгода занятий в институте, когда он решился профессору сообщить: так и так, мол, мы с вами, Николай Васильевич, в некотором роде знакомы. Я дома у вас бывал. (Ю. Трифонов, Дом на набережной)

Он пришел в городское ГАИ и сказал, что вот так и так, Кио на гастролях, неизвестно, когда вернется. (И. Кио, Иллюзии без иллюзий).

Здесь, в отличие от случаев со словами вот и ах, говорящий не вкладывает дополнительной оценки цитируемых слов.

В качестве такого маркера может выступать и выражение видите ли. При этом оно меняет свои грамматические свойства. Если оно встречается в собственной речи, оно может употребляться в единственном числе или во множественном (если мы обращаемся к нескольким людям или к одному человеку, но на вы):

Видишь ли, произошло досадное недоразумение.

Видите ли, произошло досадное недоразумение.

Если же видите ли выступает в качестве маркера чужой речи, он имеет форму только единственного числа вне зависимости от числа слушающих.

Он, видишь ли, занят!

В данном случае сообщается, что кто-то сказал: «Я занят» – и при этом выражается сомнение в истинности этих слов, а также возмущение, вызванное ими.

Наконец, еще один маркер чужой речи – это конструкция типа «дай да дай» (на месте «дай» может быть другой глагол во втором лице повелительного наклонения).

Подсыпался к ней однажды бухгалтер: дай да дай выручку на два дня. (Ю. Домбровский, Факультет ненужных вещей)

Дело в том, Саша, – он на минуточку сделался серьезным, – что мне подвернулась чрезвычайно выгодная покупка: пристал ко мне Поздюнин – купи да купи у него каракового жеребца Лорда Байрона. (А. Н. Толстой, Детство Никиты).

Обычно в лингвистических описаниях конструкции типа «дай да дай» приписывают значение настойчивой просьбы. Однако важно, что эта конструкция используется при цитировании настойчивых просьб в чужой речи.

Также Ирина Левонтина рассказала и о другом способе выделения цитаты: особой «пересказывательной» интонации, которая легко опознается слушателем. Более того, при воспроизведении чужой речи она часто дробится паузами на более мелкие отрезки, чем обычная речь.

Если же человек хочет выразить отрицательное отношение к чужой речи, которую он цитирует, то он может использовать дополнительные фонетические средства. Среди них есть назализация или, например, «блеющее» произношение: (А она мне: ма-а-ама не разреша-а-ает). Иногда чужая речь передается специфическими способами имитации речи. К ним относятся сочетания типа: ля-ля тополя, ля-ля-фа-фа, тыры-пыры, тэ-тэ-тэ, тэ-тэ-нэ-нэ, недавно к ним добавилось заимствованное из английского языка бла-бла-бла.

Я ему объясняю: «У меня много работы, а завтра теща приезжает, тэ-тэ-нэ-нэ (ля-ля тополя)...

Ты ей скажи, что ты к нему хорошо относишься, но только как к другу, бла-бла-ба.

С некоторыми наблюдениями Ирины Левонтиной над маркерами чужой речи в русском языке можно познакомиться и в ее заметке в газете «Троицкий вариант – Наука».

МАКСИМ РУССО


Источники:

  1. polit.ru










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://genling.ru/ 'Общее языкознание'
Рейтинг@Mail.ru